Битва за китайский рынок
Материалы выпуска
ТОР берет разгон Экспертиза Битва за китайский рынок Решения «Усиление роли кластерного подхода заметно во всех секторах экономики» Инновации Не соей единой Инструменты «Инвестиционная политика продолжается» Рынок Корейский шанс Решения Приближающийся Восток Решения Рыба плывет на Север Решения «Необходимо на порядок повысить качество жизни на Дальнем Востоке» Инструменты Док в гражданском Инновации Социально ответственное освоение Инструменты «После строительства моста страна получает стратегически важные порты» Решения Сценарии для Колымы Экспертиза Развитие идет по проводам Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Битва за китайский рынок
Торговая война между США и Китаем открывает новые возможности на рынке КНР для третьих стран. На какие ниши может претендовать Россия?
Фото: Нина Зотина/РИА Новости

Когда в июле 2018 года США ввели повышенные пошлины на широкий круг китайских товаров на сумму $34 млрд, китайские власти назвали этот шаг развязыванием крупнейшей в истории торговой войны и ответили симметрично. «В качестве контрмеры Китай в этот же день ввел пошлину 25% на импорт равнозначного объема американских товаров», — говорилось в заявлении Главного таможенного управления КНР. Таким же был ответ и на следующий шаг американцев, которые в августе добавили пошлины по товарным позициям еще на $16 млрд. Как сообщал офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера, пошлины введены на различные виды полимеров, детали поездов, электродвигатели и другую продукцию.

При этом президент Дональд Трамп говорил, что готов повысить планку до $200 млрд и даже до $500 млрд. Его администрация уверена, что давление на Пекин приносит положительный результат. «Их экономика слаба, их валюта слаба, люди покидают страну. Не стоит недооценивать решимость президента Трампа следовать до конца», — заявил агентству Bloomberg советник президента США по экономике Ларри Кудлоу.

Пекин заявляет о готовности и на новые угрозы отвечать симметрично; кроме того, рассматривается возможность полностью отказаться от покупки в США нефти и сжиженного природного газа (СПГ). Переговоры между сторонами, намеченные на конец августа, не состоялись. МВФ, Всемирный банк и большинство экономистов считают, что таможенное противостояние крупнейших экономик может спровоцировать спад в мировой торговле и даже глобальный кризис.

Невысокий передел

На фоне торговой войны Вашингтона и Пекина Москва, испытывающая нарастающее санкционное давление со стороны США, всячески демонстрирует дружеский характер российско-китайских отношений. Основание для этого есть: за январь—июнь текущего года товарооборот между Россией и КНР вырос на 30,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Китай упрочил положение главного внешнеторгового партнера России с оборотом $50 млрд, на КНР пришлось 15,2% всей внешней торговли РФ, о чем сообщила Федеральная таможенная служба. Германия, занимающая второе место, отстает существенно: Россия наторговала с ней в этот период только на $29,2 млрд. С США у нас очень маленький оборот — $11,8 млрд, это шестое место среди внешнеторговых партнеров. 22 августа США ввели новые санкции, ограничивающие американский технологический экспорт в РФ, через несколько месяцев ожидается еще один раунд ограничительных мер в отношении экспорта-импорта.

С Китаем же, вероятнее всего, торговля в этом году перекроет прошлогодние показатели в $87 млрд — из них $48 млрд составил импорт (доля в общем объеме 21%), $39 млрд — экспорт (доля 11%). Основу российского экспорта в КНР традиционно составляют топливно-энергетические товары. Россия, в частности, является крупнейшим поставщиком нефти в эту страну. Но есть и товары высокого передела. Например, Китай является основным покупателем турбореактивных и турбовинтовых авиационных двигателей отечественного производства. В прошлом году КНР купил их на $1,26 млрд, его доля в этой товарной группе составила 63%.

В свою очередь, из Китая в Россию идет в основном готовая продукция. Причем из-за ограничений на торговлю с Россией (в связи с антироссийскими санкциями со стороны Запада), действующих с 2014 года, КНР стала главным поставщиком машин и оборудования в РФ. Объем поставок в этом сегменте достиг $28,3 млрд (26% всех закупок), увеличившись по сравнению с 2016 годом на 27%.

Введение повышенных пошлин Китаем на американские товары открывает для других стран окно возможностей на рынке Поднебесной. Но России сложно воспользоваться этим шансом. «Россия вряд ли сможет заменить США, поскольку статьи экспорта у стран разные», — полагает Дарья Желаннова, аналитик УК «Альфа-Капитал». США в основном экспортируют в Китай воздушную технику, автомобили, соевые бобы, интегральные микросхемы, медицинское оборудование, а Россия — нефть, уголь, металлы, древесину, отмечает она.

Но какие-то ниши Россия в состоянии будет занять, считает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Например, есть все шансы занять часть мясного рынка — до начала взаимного обмена пошлинами американская мясная продукция (а также другие сельхозтовары) активно поступала в Китай. Но пошлины делают эти поставки невыгодными. «Производители мяса из РФ, в первую очередь крупные холдинги, имеют большие перспективы по производству мяса с прицелом на экспорт. Китай же имеет высокую заинтересованность в этих поставках в целях замещения американского сырья, поэтому уже в следующем году КНР может подготовить необходимую законодательную базу по санитарным нормам», — рассуждает Илья Жарский.

Нефтегазовый расклад

С учетом того что основная статья российского экспорта — это углеводороды, то возможный отказ Китая от покупки нефти и СПГ в США потенциально может принести РФ наибольшую потенциальную выгоду. Если Китай перестанет покупать нефть в США, ему придется заместить немногим более 300 тыс. барр. нефти и нефтепродуктов в сутки — это не так много (общий объем импорта превышает 9 млн барр. в сутки, из них в России закупается около 1,3 млн).

Вполне вероятно, что недостающие объемы Китай попробует заместить иранской нефтью, которую можно будет купить с дисконтом в связи с тем, что иранская нефть — товар санкционный, а также нефтью из Саудовской Аравии и России, считает директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

При этом для России не так уж важно, куда пойдет нефть, — российские компании без проблем могут реализовывать те объемы нефти, которые они добывают, речь идет лишь о перераспределении потоков, считает он. «Много ли выиграет наша страна от ухода США с китайского рынка нефти? С учетом того что на эту долю претендуют еще и страны ОПЕК, объемы экспорта именно в связи с этим вырастут незначительно», — полагает аналитик ИК «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Что касается газа, то сейчас на долю Китая приходится порядка 13% экспорта американского СПГ, уже есть заключенные долгосрочные контракты на поставку китайской CNPC 1,2 млн т сжиженного газа в год, рассказывает Алексей Антонов. «Но в целом доля США на китайском рынке СПГ невелика, и лидерство здесь удерживают Австралия и страны ОПЕК. Соответственно, именно они станут ключевыми бенефициарами отказа КНР от поставок из Америки», — полагает он.

В то же время тарифное противостояние США с Китаем, по мнению Дмитрия Маринченко, приведет к тому, что Китай не будет видеть в США надежного партнера и с меньшей долей вероятности поддержит американские СПГ-проекты. Шансы же на то, что китайские компании и банки войдут в капитал и профинансируют крупный проект «Арктик СПГ-2» по добыче и сжижению природного газа (его реализует НОВАТЭК)  и, возможно, другие перспективные российские СПГ-проекты, напротив, существенно возрастают, считает он.

Кроме того, в текущих условиях есть шанс договориться и об увеличении поставок трубопроводного газа в Китай — прежде всего расширении «Силы Сибири», которую строит «Газпром». России важно суметь воспользоваться обстоятельствами и направить максимум усилий на достижение юридически обязывающих соглашений с Китаем в газовой сфере, резюмирует эксперт.

Илья Жарский напоминает, что потребность в газе в КНР с каждым годом увеличивается — к 2020-му страна будет нуждаться в объеме свыше 340 млрд куб. м газа в год, из которых около 220 млрд куб. м КНР сможет добыть самостоятельно, а вот недостающие 120 и больше миллиардов кубометров она должна закупить на внешних рынках.

Но с КНР еще необходимо договорится о ценах и других деталях новых газовых контрактов, что всегда было непростым делом. В итоге Россия может занять часть освободившегося рынка Китая, но прорывом в двусторонней торговле эти изменения не станут. Для этого не хватает высокотехнологичных товаров, способных конкурировать с американской продукцией, сходятся во мнении эксперты.