«Единственный способ решить задачи — больше зарабатывать»
Материалы выпуска
Ворота в Европу Решения «Единственный способ решить задачи — больше зарабатывать» Инструменты Инвестиции со вкусом Экспертиза «Мы используем самую дешевую древесину, которая никому не нужна» Рынок «Мы с самого начала задумывались об экспортном потенциале» Решения «Система не оставляет операторам возможности ее обмануть» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Единственный способ решить задачи — больше зарабатывать»
Об инвестиционном потенциале Смоленской области и барьерах, которые нужно преодолеть, РБК+ рассказал глава региона Алексей Островский.
Фото: Пресс-служба

— Сегодня регионы конкурируют между собой за инвестиции, как компании на рынке. Как «продать» инвесторам Смоленскую область?

— Мне нравится этот термин, хотя кому-то он может резать слух. Но только если речь идет о демонстрации инвесторам преимуществ региона, а не о продаже его богатств в личных корыстных интересах, что, к сожалению, практиковалось при прежних властях Смоленщины. Когда я вошел в этот кабинет шесть лет назад и стал знакомиться с документами, я понял, что здесь все не просто плохо, а очень плохо. Главной задачей было заставить крупный бизнес и федеральных чиновников поверить в то, что область перестала быть черной дырой. Если же говорить о преимуществах региона, то первое — это крайне выгодное географическое положение. Доведись мне возглавить область в 1990-е годы, многие инвесторы, которые, увы, ушли в другие регионы, построили бы заводы у нас. Благодаря открытой границе с Белоруссией можно работать сразу в двух направлениях. До Евросоюза — несколько сот километров, поэтому азиатскому бизнесу выгодно локализовать свои экспортные производства здесь, а не везти готовую продукцию морями и океанами вокруг всего континента. Уровень заработной платы у нас пока не сильно отличается от того, что получают азиаты на европейских, американских или японских заводах. Как руководитель региона, я говорю это с сожалением, но для инвесторов это колоссальный плюс. Во-вторых, отсюда очень короткое плечо до московской агломерации. В радиусе 500 км проживают 60 млн человек, это гигантский рынок сбыта продукции. У нас есть многомиллиардные проекты по тепличным хозяйствам — гораздо выгоднее вырастить овощи здесь и загрузить московские сети, чем везти импорт. Третий плюс — трасса Москва — Минск, по оценкам Минтранса, она лучшая в стране.

— Трасса — лучшая, но иностранцу пересечь по ней границу нельзя.

— Это на сегодня так, и это нонсенс: самая прямая дорога в Европу у нас непроезжая, мы теряем инвестиции, снижаем туристический потенциал. Международный пункт пропуска на границе можно организовать за сутки, нужно политическое решение. Я уже ставил этот вопрос перед федеральным центром, Министерством иностранных дел, руководством погранслужбы, поднимал в Госдуме. Сейчас мы прорабатываем с белорусской стороной создание в границах области двух таких пунктов на двух федеральных трассах.

— С какими еще барьерами вам приходится сталкиваться?

— Передача федеральных полномочий на уровень субъекта в большинстве случаев происходит без передачи финансовых средств. Единственный способ решить задачи, которые ставит перед регионами президент, — больше зарабатывать. Но правительство должно наконец создать такие правила игры, чтобы регионам было выгодно привлекать инвестиции. Сейчас же чем больше мы зарабатываем, тем больше у нас изымают. Как руководитель региона, я обязан заниматься привлечением инвестиций, созданием рабочих мест, сохранением жизни на селе, но у меня нет ни малейших возможностей изъятия земель сельхозназначения у нерадивых собственников, которые 20 лет назад получили их за копейки и забыли. У нас в области миллион с лишним гектаров пашни, а в обороте только 400 тыс.! А у меня очередь из тех, кому нужна хорошая земля под сельхозпроекты. Полномочия на привлечение нерадивых собственников к ответственности есть у Россельхознадзора, у прокуратуры, но с них никто за это не спросит. У нас есть национальный парк «Смоленское Поозерье» — потрясающей красоты озера, лесные массивы. Можно было бы построить шикарные реабилитационные центры, клиники. Туда бы деньги шли рекой, но в национальных парках федеральный закон запрещает строить капитальные объекты.

Наконец, барьеры для инвестора могут возникать на уровне муниципальной власти — если, скажем, главе района уже вообще ничего не нужно. Это вопрос политический: я считаю, что любой глава субъекта должен, как и президент в отношении губернаторов, получить право отстранения муниципального главы по утрате доверия.

— Чем еще, помимо логистических преимуществ, можно заманить инвесторов в ваш регион?

— У нас очень дешевая электроэнергия и хорошее взаимодействие с «Газпромом». У нас строятся индустриальные парки. Конечно, в стране их много, но, понимая, что 1990-е и начало 2000-х годов для нас потеряны, я принял беспрецедентное решение: на время проектирования и строительства завода землю на территории парков мы отдаем бесплатно. У нас создана первая в ЦФО территория опережающего социально-экономического развития на базе моногорода Дорогобужа. Любые новые инфраструктурные проекты в моногородах получают все сети к границам участка бесплатно, а ТОСЭР дает десятилетнее обнуление практически всех налогов. Инвестиционной составляющей уделяется приоритетное внимание: мы индивидуально работаем с каждым предприятием и отстаиваем их интересы в том числе на федеральном уровне, постоянно совершенствуем региональное законодательство. Только за последний год в области приняты четыре закона, которые существенно облегчат жизнь действующим и будущим проектам: например, региональный закон о налоговых льготах для предприятий, заключивших СПИК, освобождает их на десять лет от уплаты налога на имущество и снижает ставку налога на прибыль до 5%. Мы активно работаем и с зарубежными инвесторами: для них действует прогрессивное законодательство, уникальные налоговые льготы, а также есть большой выбор инвестиционных площадок, как гринфилдов, так и браунфилдов. Иностранные инвесторы не всегда готовы локализовать производство полностью, поэтому мы помогаем им в поиске российских партнеров: в этом году на ПМЭФ, например, мы подписали соглашение о сотрудничестве с французским холдингом Dehondt Technologies Développement, который займется производством льноуборочной техники на базе Вяземского машиностроительного завода.