«Главное в телемедицине — это врачи»
Материалы выпуска
Здоровье дороже Инновации Жизненные показания Решения «Главное в телемедицине — это врачи» Экспертиза
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Главное в телемедицине — это врачи»
С января 2018 года отечественные клиники получили право предоставлять пациентам дистанционные медуслуги. О том, как работает телемедицина, РБК+ рассказал директор по развитию сети клиник «Доктор рядом» Денис Швецов.
Фото: Тимур Иванов для РБК

— В какой ситуации может оказаться полезной телемедицина?

— Преимущество телемедицины заключается в том, что технологии делают врачей доступными для пациентов в любое время, где бы те ни находились. На даче, в командировке или отпуске, когда ты далеко от города и рядом нет врача необходимой квалификации. Или наоборот — ты в центре мегаполиса, но совершенно нет времени для посещения клиники. Либо когда существующая проблема со здоровьем не кажется значимой. В таких случаях использование телемедицинских консультаций становится полезным, а иногда и безальтернативным способом получения медицинской помощи.

— С чего вы начинали развитие телемедицины?

— В ноябре 2016 года мы начали проводить телемедицинские консультации — бесплатно, в тестовом режиме. А уже в апреле 2017 года заключили первый в отрасли контракт со страховщиками на включение телемедицины в полисы ДМС. Параллельно подключили пациентов в рамках индивидуальных годовых контрактов. Потом заметили, что пользователи стали обращаться с вопросами: нахожусь в Таиланде, заболел, подскажите, что делать. Мы поняли, что выезжающие за рубеж — еще одна из наших целевых аудиторий. В основном это пациенты со стандартным набором жалоб: простыл, отравился, обжегся. Половину из них точно можно урегулировать дистанционно.

— Как это работает? Можно ли сказать, что врач определяет состояние пациента, исходя из того, как тот описывает симптомы?

— Да, в основе работы врача лежат данные, которые озвучивают или демонстрируют пациенты, а также медицинские документы, которые пациенты могут направить врачу накануне или во время консультации. Мы изучили структуру типовых обращений и выяснили, в каких случаях можем давать телемедицинскую консультацию, а в каких — нет. В отличие от многих провайдеров услуг в области телемедицины, которые начинали свою работу как ИТ-стартапы, а потом уже стали обрастать медицинскими компетенциями, мы пошли другим путем: у нас есть свои клиники, и в основе нашего сервиса — практикующие врачи. Это главная составляющая телемедицины. А телемедицина — один из способов стать ближе к нашим пациентам. Именно на это с самого начала была нацелена идеология нашего бренда — «Доктор рядом».

— Насколько можно доверять симптомам, которые озвучивает пациент? Нет ли опасности, что доктор в смартфоне чего-то не заметит?

— Задача врача на расстоянии провести первичную диагностику и определить нужный формат помощи, для чего врач и собирает анамнез. Этой информации может быть достаточно для рекомендаций, либо врач может направить пациента на дополнительную диагностику или очный прием в клинику. При этом ответственность врача регулируется законодательством независимо от того, каким способом была оказана медицинская помощь.

Недавно к нам обратилась пациентка, у которой начался отек после укуса осы. Доктор посоветовал вызвать скорую помощь и рекомендовал, какие конкретные шаги предпринять в ожидании врача. Благодаря этому удалось сохранить пациентке жизнь.

— Кто является основным двигателем развития телемедицины в России: ИТ-компании или клиники?

— Первыми на рынок телемедицины вышли ИТ-стартапы — они быстрые, гибкие и всегда ищут новые ниши для развития. Затем подключились клиники. Первой из медицинских компаний, запустившей свой телемедицинский сервис в России, стала «Доктор рядом». После 1 января 2018 года, когда в России был принят закон о телемедицине, потянулись и другие. По мере насыщения рынка на него все активнее будут выходить клиники, поскольку у их пациентов уже появился запрос на дистанционные медицинские консультации. И в какой-то момент ИТ-компании и клиники сойдутся в одной точке. С одной стороны, телемедицинские компании вынуждены предлагать что-то, кроме онлайн-консультаций, а с другой — клиникам необходимо выстраивать инфраструктуру взаимодействия с клиентом. Все игроки заинтересованы в том, чтобы создать максимально понятный и прозрачный цикл предоставления медицинских услуг.

— Через какие каналы клиенты получают услуги в области телемедицины?

— Мы оказались первыми среди профессиональных медицинских клиник, кто почувствовал потребность пациентов в дистанционном формате взаимодействия. В итоге мы работаем не только с пациентами нашей сети клиник, но и с теми, кому интересны исключительно телемедицинские услуги. Если к нашим клиникам прикреплены 300 тыс. пациентов и в основном это жители Москвы, то потребителями услуг в области телемедицины являются уже более 2 млн пользователей по всей России. У нас есть несколько продуктов, которые мы предлагаем нашим партнерам. Во-первых, это коробочное решение: в офисе нашего партнера можно купить годовую подписку на телемедицинские услуги, по которой в любой момент можно получить как срочную консультацию у терапевта или педиатра, так и плановую — у врача узкой специальности. Второй продукт — телемедицина в составе страховых полисов. Чаще всего это страховые продукты, по которым риск наступает редко, и продающие их партнеры заинтересованы в том, чтобы наполнить их сервисной составляющей, а телемедицина для этого подходит идеально. Наши телемедицинские услуги включены во многие продукты страховых компаний «Сбербанк страхование жизни», «Ренессанс Страхование», «Росгосстрах», «АльфаСтрахование-Жизнь», «Русский стандарт страхование», «Уралсиб», ERGO, «Согласие», «Альянс» и других компаний. Мы работаем практически со всем клубом страховщиков. Третий продукт — это включение телемедицины в различные программы лояльности или сервисные пакеты, например премиальных банковских карт. Продукты различаются наполнением услуг врачей, количеством консультаций, а также набором дополнительных опций — например, «Второе медицинское мнение» или дистанционный чекап.

— Каково место России на международном рынке телемедицины?

— По сравнению с Европой мы достаточно хорошо продвинулись. Из европейских стран телемедицина неплохо функционирует только в Великобритании, в США она гораздо более развита во многом благодаря современному регулированию. В России закон о телемедицине вступил в силу сравнительно недавно, и еще требуется разработать ряд нормативных документов. При этом рынок развивается достаточно быстро: еще год назад на телемедицину все смотрели скептически, а сегодня общество значительно изменило свои взгляды. Мы рассчитываем, что рынок телемедицины в России к концу 2019 года достигнет 10–12 млн человек.

— Насколько, по вашему мнению, действующее регулирование соответствует потребностям растущего рынка?

— Принятие нового закона стало очень серьезным шагом с точки зрения регулирования, до него телемедицинские услуги трактовали как угодно, в том числе и как информационные, для предоставления которых не нужна лицензия. Поэтому во второй половине 2017 года появилось много телемедицинских стартапов. Закон расставил все точки над «i» по вопросу о том, кто может предоставлять такие услуги, — только клиники, чьи врачи обладают всеми необходимыми сертификатами и электронной цифровой подписью. При этом врачам запрещено ставить диагноз и назначать лечение на первичном удаленном приеме. Но в России врачи и так достаточно консервативны в своих оценках. Возможность ставить диагноз могла бы существенно повысить ценность услуги, и я думаю, мы к этому придем. Рано или поздно телемедицинские консультации станут равнозначны очному приему.

— Если крупная ИТ-компания займется телемедициной и запустит некую единую платформу типа Uber, вы будете приветствовать это решение?

— Текущий рынок телемедицины еще не достиг своего насыщения, мы находимся в той ситуации, когда его надо растить. Для этого необходимы общие усилия государства и крупных игроков. Поэтому приход компаний, имеющих сильные маркетинговые инструменты, — это всегда хорошо. В то же время, если на маленьком несформированном рынке все начнут конкурировать между собой, не вкладывая ресурсы в его рост, это вряд ли будет эффективно. У ИТ-гигантов уже есть проекты в области телемедицины — например, «Яндекс» запустил проект «Яндекс. Здоровье». Похожие проекты развивают и телеком-операторы: МТС, «Билайн», «Теле2». Однако если посмотреть на рынок США, то там в телемедицине лидируют не Google или Amazon, а компании, в которых правильным образом совмещены медицинские, технологические и продуктовые компетенции, — только их сочетание позволит компании стать лидером.