Город для будущего
Материалы выпуска
Город для будущего Инновации Новостройки поймали равновесие Рынок Бренды для апартаментов Экспертиза «Задача сдать в аренду площадь оказалась для нас слишком банальной» Решения Выйти из берегов Решения «Благоустройство общественного пространства делает метр дороже на 20–25%» Рынок
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Город для будущего
Мегаполис XXI века — это пространство для комфортной жизни, уверены урбанисты. Мировые центры уже внедряют такой подход. Российские города среди отстающих — мешают старая технологическая база и несовершенство законов.
Фото: Getty Images Russia

До недавних пор главным назначением городов была совместная трудовая, главным образом производственная, деятельность. «Структура города, организация коммуникаций, образ жизни — все подчинялось этой цели. Жилая функция была всегда вторичной», — говорит генеральный директор девелоперской компании Level Group Кирилл Игнахин. Первой попыткой воплотить в реальность концепцию «город для человека» стали английские Лечворт и Велвин, которые были построены в начале XX века в соответствии с идеями социолога-утописта Эбенизера Говарда — автора идеи «города-сада», где люди живут в гармонии с природой.

Сегодня принцип «город для жизни» во всем мире декларируется как главенствующий. Во многом это вынужденная мера — реакция на индустриальное прошлое и форсированную урбанизацию, которая сопровождается ростом численности населения. «Очевидный вывод в данном случае: развитие городов должна диктовать политика, направленная на качественное обеспечение потребностей человека — с учетом вопросов экологии, простоты передвижения и экономии пространства», — говорит управляющий партнер архитектурно-проектной мастерской GR Project Group Гасан Архулаев.

Вектор развития

«Безусловный лидер развития мегаполисов сегодня — это социализация общественного городского пространства. Это то, что позволит существенно повысить качество жизни, уровень комфорта городской среды», — говорит Гасан Архулаев. Речь идет о территориях, предназначенных для беспрепятственного посещения публикой: парках, развлекательных центрах, пешеходных зонах, музеях, лекториях и т.д.

Генеральный директор девелоперской компании Tekta Group Роман Сычев, в свою очередь, считает, что для города будущего нет ничего важнее экологии: «Это уже без преувеличения вопрос жизни и смерти — к 2050 году 70% всех вредных выбросов будут производить города, а их население составит 66% численности землян».

Кирилл Игнахин уверен, что наиболее актуальным вопросом является транспорт. «Население в отдаленной перспективе, скорее всего, будет все больше концентрироваться в крупных городских агломерациях. С этой точки зрения важно обеспечить коммуникации внутри этих точек роста и между ними», — аргументирует он. Первое направление инноваций в транспорте, по его словам, — это беспилотные средства передвижения. «К примеру, в Париже в деловом квартале La Defense начали ежедневно курсировать беспилотные «шаттлы», похожие на маршрутки, но только без водителей. В Дубае местное управление гражданской авиации разрабатывает систему беспилотных летающих такси. А Amazon в Кембридже сейчас испытывает систему доставки с использованием дронов. Полагаю, такие системы в ближайшие годы составят 20–30% всех грузоперевозок внутри города», — приводит примеры Кирилл Игнахин.

При этом акцент должен, безусловно, делаться на развитие общественного транспорта, считает руководитель департамента стратегического консалтинга компании Russian Research Group (RRG) Айдар Галеев: «Город для автомобилистов потребляет много энергии и оказывается неудобным — огромные пространства занимают дороги и автостоянки. В последние 10–15 лет, к примеру, в передовых городах Европы активно строятся линии скоростных трамваев, железных дорог, метро».

В консалтинговой компании «S.A. Ricci Жилая недвижимость» также напоминают о появлении такого термина, как «копенгагенизация», который подразумевает развитие альтернативных видов транспорта, а также поощрение властями «велосипедных перемещений по городу», сетей каршеринга, байкшеринга, сервисов совместных поездок.

При этом все эксперты соглашаются, что технический прогресс делает все более очевидной взаимосвязь транспорта, экологии, энергоэффективности, технологичных потребительских сервисов.

Минус автомобили

Мир уже сейчас находится в активной фазе создания городов будущего, говорит Гасан Архулаев. В качестве примера он приводит «Великий город», который строится «с нуля» невдалеке от Чэнду на юго-западе Китая. «Это город без машин. Около 80 тыс. жителей будут передвигаться исключительно пешком или на велосипедах. Согласно проекту город будет потреблять на 58% меньше воды и на 48% меньше электроэнергии. При этом количество отходов в нем будет ниже на 89%, чем в городах схожего размера», — рассказал представитель архмастерской.

Еще один пример — город Масдар в ОАЭ, строительство которого уже началось в самом центре пустыни недалеко от Абу-Даби. Здесь тоже не будет машин, а также высотных зданий. При этом Масдар будет полностью независим от нефти, газа, угля, получая энергию от солнца, ветра и геотермальных источников. «Таким образом, он станет первым городом с нулевыми выбросами углерода», — говорит Гасан Архулаев.

Айдар Галеев приводит пример американского Портленда, где в 1996 году была принята программа развития как постуглеродного ресурсосберегающего города (post-carboncity). Здесь предполагается резкое сокращение автомобильного трафика, развитие общественного и велосипедного транспорта, переход к возобновляемым источникам энергии, введение новых строительных норм, а также схем стимулирования модернизации жилья. К 2025 году планируется на 50% сократить использование углеродного топлива и на 80% снизить выбросы парниковых газов. «Сегодня в Портленде самое большое в США количество гибридных авто и «зеленых» домов. Каждый год объем продаж бензина сокращается на 5%. За десять лет длина велосипедных дорожек увеличилась в пять раз, а объем пригородных пассажирских железнодорожных перевозок вырос почти в два раза», — констатирует эксперт.

Роман Сычев считает одним из самых прогрессивных городов мира Копенгаген: «В 2005 году в этом городе приняли программу, по которой к 2025 году он станет zero emission city, то есть город не только не будет загрязнять воздух, но и сможет перерабатывать почти все отходы прочих видов».

Официальный представитель делового комплекса Neopolis (девелопер A-Store Estate) Евгения Лучицкая отдает предпочтение Сингапуру. «Современная архитектура здесь сочетается с природными зонами. Между небоскребами разбиты мини-парки, которые создают ощущение нахождения в джунглях. Вертикальное озеленение имеет и практические функции — задерживает дождевую воду. В период ливней снижается нагрузка на канализацию, а в жару здания за счет аккумулированной влаги охлаждаются», — говорит Евгения Лучицкая.

Вице-президент по розничным продажам группы ПСН Екатерина Тейн во главу угла ставит экономику и в качестве иллюстрации приводит Оман, где сейчас на пустынном побережье Аравийского моря строится совершенно новый город с промышленностью нового поколения. «Здесь появится большой порт, заводы по нефтепереработке, по производству метанола, гигантская фабрика по выпуску оборудования для добычи солнечной энергии, завод по сборке автомобилей, участок по производству нефтегазового оборудования и предприятие по распределению сырья. В результате отдаленный и недоиспользованный морской порт на Ближнем Востоке станет важным узлом мировой торговли и производства», — говорит она.

В «S.A. Ricci Жилая недвижимость» также ссылаются на рейтинг глобальных городов исследовательской сети Globalization and World Cities, в котором городами будущего называются не самые инновационные, а те, что обладают наибольшим политическим, экономическим и культурным влиянием на мир. Лидируют в этом рейтинге Лондон и Нью-Йорк. Во второй группе находятся Сингапур, Гонконг, Париж, Пекин, Токио, Дубай и Шанхай. Москва находится в третьей группе, а Санкт-Петербург — в восьмой.

От 1.0 к 3.0

В начале этого века некоторые урбанисты, среди которых, к примеру, Нил Гершенфельд, профессор Массачусетского технологического института (MIT), заявили, что «город 2.0» — это старо и речь уже сейчас должна идти о «городе 3.0».

Согласно концепции такого города, все жители должны получить максимальный доступ к современным технологиям, а также к всевозможным сервисам, информации и даже рабочим местам в удаленном режиме. Это в числе прочего предполагает исключение из потребительской цепочки огромного числа посредников и делает ее экономически эффективной. «В моем представлении город будущего сегодня — во всяком случае, того будущего, которое прогнозируемо на сегодняшний день с учетом развития технологий и понимания эффекта от них для всех социальных групп, — это и есть «город 3.0», который характеризуется интеллектуальными системами управления», — говорит директор по стратегии развития территорий ГК «А101» Леонард Блинов. Внедрение высоких технологий не должно быть самоцелью — важны экономическая целесообразность, наличие необходимых компетенций у «внедренцев» и технической подготовленности самой среды, добавляет эксперт.

Другой важный признак «города 3.0» — отсутствие границ между жилой и деловой частями, а городская среда должна быть разнообразна и доступна всем жителям. «В России отдельные черты такого формата можно увидеть в столичном Сколково или в Иннополисе в Татарстане. В целом в России большинство городов пока относятся к типу «1.0», — замечает Леонард Блинов. Причем что-то изменить в большинстве из них в обозримой перспективе вряд ли удастся. По словам Леонарда Блинова, российские города надолго «законсервировались» в состоянии середины прошлого века. «Сейчас на любой городской территории имеется множество собственников с разными интересами, что не позволяет провести ее глобальную перестройку. Есть также проблемы инфраструктурного характера — изношенность инженерных сетей и отсутствие задела для их развития. В старой застройке иногда невозможно просто провести интернет», — говорит топ-менеджер девелоперской компании.

За исключением Москвы, российские города очень далеки от прогрессивных тенденций, потому что последние 30 лет ни государство, ни бизнес не вкладываются в обновление даже жизненно важной инфраструктуры, не говоря уже о создании новой, соглашается с коллегой Роман Сычев. «Это фатальный процесс, потому что чем дольше мы оттягиваем момент обновления инфраструктуры, тем дороже этот процесс нам либо будущим поколениям обойдется позднее», — говорит он.

Впрочем, Гасан Архулаев считает, что в России помимо Москвы все же есть продвинутые, пусть и по отдельным параметрам, города. «Тюмень — лидер по качеству и уровню жизни в России. В Грозном — лучшие дороги в стране. Рядом с Казанью полным ходом идет развитие инновационного города. В Краснодаре хорошо налажена работа ЖКХ», — перечисляет архитектор.