Пути глобального сообщения
Материалы выпуска
Пути глобального сообщения Экспертиза Пассажиров ждут бизнес-плацкарт и экономкупе Инновации «В мире усиливается интерес к особым видам рельсов» Рынок
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Пути глобального сообщения
Развитие мировой транспортной системы идет в сторону интеграции. Чтобы не остаться на ее обочине, удачного географического положения России недостаточно, необходимо внедрение инноваций.
Фото: Сергей Мурзин/ТАСС

По данным Всемирного банка, мировой транспортный рынок оценивается в $4,2 трлн, что составляет 6,8% мирового ВВП. Мировая транспортная система потребляет значительную часть энергетических и природных ресурсов, в то же время стимулируя развитие технологий.

Россия является частью глобальной транспортной системы, что определено в первую очередь ее географическим положением. Но этого преимущества уже недостаточно. Как считает директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николай Калмыков, стране важна эффективная интеграция в международную систему. «Мы находимся на пересечении десятков торговых путей, идущих с Востока на Запад и с Юга на Север, — напоминает эксперт. — Конечно, можно было бы просто получать доходы от имеющейся в России инфраструктуры, как это происходило в 1990-е годы. Сейчас мы включились в борьбу за удержание имеющихся позиций, но главное — завоевание новых». Эксперт обращает внимание на то, что из-за российской инертности по отношению к развитию транспортной системы в свое время начали появляться альтернативные проекты. Николай Калмыков пояснил, что имеет в виду Шелковый путь через Среднюю Азию, который поначалу планировали вести в обход России, а также новый канал «Стамбул», который начала строить Турция.

Для того чтобы российская транспортная система стала эффективной частью международной, предстоит решить ряд непростых задач: повышение качества транспортных услуг, снижение издержек, обеспечение доступа населения к качественным транспортным услугам, усиление инновационной составляющей, обеспечение экологической безопасности.

Транспорт России пока отстает от требований глобальной сети, считает Николай Лобанов, эксперт консалтинговой компании «Лобанов-логист». В частности, недостаточная плотность дорожной сети не позволяет развивать многие регионы страны. «Если в центральной части России плотность автомобильных и железных дорог еще «более или менее», то за Уралом и дальше на восток с дорожной сетью полная беда, а это значит, что две трети страны — без дорог», — говорит Николай Лобанов.

Восточный транзит

В транспортном освоении восточных районов страны главная роль должна быть отведена железным дорогам, «в первую очередь мы здесь можем зарабатывать от транзитов из Китая в Европу и обратно», говорит генеральный директор Русской контейнерной компании (РКК) Иван Гришагин. На данный момент, по его словам, соседние страны составляют России на этом направлении большую конкуренцию. «У нас есть все основания полагать, что к 2025 году железнодорожные контейнерные грузоперевозки через Россию на маршруте Москва — Владивосток могут превысить 1,5 млн TEU (двадцатифутовый эквивалент) в год. Текущий рост контейнерных перевозок из Азии в Европу составляет в среднем 5–6,5% в год», — говорит Иван Гришагин.

Пока же, отмечает доцент Высшей школы урбанистики им А.А. Высоковского НИУ ВШЭ Мария Роженко, роль потенциала России как страны-транзитера используется недостаточно: если в 2017 году по Транссибу было перевезено 417 тыс. TEU, то порты Китая за тот же период перевалили 220 млн TEU.

Согласно оценкам Индекса эффективности логистики Всемирного банка (рейтинг LPI), Россия в 2018 году находится на 75-м месте в мире, приводит данные Мария Роженко. Интегрированный показатель LPI включает в себя оценку таможенного оформления, качество инфраструктуры, простоту организации международных перевозок по адекватным ценам, качество и компетенции логистических услуг, возможность отслеживания прохождения грузов, соблюдение сроков доставки. На первом месте в этом рейтинге — Германия. К методологии индекса есть вопросы, как и к его объективности, поскольку оценка выводится по результатам опросов участников рынка логистических услуг, поясняет Мария Роженко. «И все же состояние транспортной инфраструктуры в России не самое лучшее, мы занимаем следующую строчку после Парагвая», — уточняет она.

Для того чтобы объем перевалки грузов рос, российская железнодорожная инфраструктура и связанные с ней системы поддержки должны справляться с актуальными потребностями китайских грузоотправителей, считает Иван Гришагин. «Если это произойдет, то можно прогнозировать, что общий объем ежегодных грузовых железнодорожных перевозок на западном направлении к 2024 году составит 32 млн TEU. Это без учета коридора «Приморье-1» или коридора «Приморье-2», — уточняет эксперт.

По оценке Ивана Гришагина, в результате модернизации железнодорожных систем России скорость контейнерных поездов значительно повысилась, она составляет в среднем 75 км/ч, в то время как до 2017 года этот показатель составлял в среднем 30–40 км/ч. «Таким образом, к 2024 году объем контейнерных железнодорожных перевозок может вполне увеличиться в четыре и более раз, а пропускная способность Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей позволяет вырасти за ближайшие шесть лет в полтора раза, до 180 млн т в год, со сроком транспортировки контейнеров с Дальнего Востока до западных границ страны за семь дней и менее», — говорит он.

Мария Роженко считает, что для транспортировки потребительских товаров в рамках интернет-торговли железнодорожного сообщения будет недостаточно, понадобится авиационный транспорт: «Потребитель не готов ждать несколько недель, ему хочется получить свой товар как можно быстрее».

Онлайн-фактор

Для полноценной интеграции в международную транспортную систему нужно также внедрять инновационные технологии. Без цифровизации отрасли невозможно добиться увеличения пропускной способности транспортных путей, повышения безопасности движения, вместимости и грузоподъемности транспортных средств, увеличения скорости передвижения, соблюдения расписания, экологичности транспортной системы. На экспертном уровне в международном масштабе уже ставится вопрос о возможности объединения всей сети путей сообщения — несмотря на конкуренцию между собой ее частей — в единую компьютерную систему, соединяющую железные дороги с другими видами транспорта, и не только: например, в цифровую платформу должны быть включены банки.

«Важна не только дорога как таковая, но и вся экосистема, окружающая специалиста по логистике. Сложности интеграции России в глобальную систему заключаются в том, что мы сегодня объективно не дорабатываем в части онлайн-сервисов, собственно программного обеспечения», — говорит Николай Калмыков.

Для решения этих задач в 2017 году научно-техническим советом РЖД была принята концепция проекта «Цифровая железная дорога». В ее рамках разрабатываются интеллектуальные системы управления движением, грузо- и пассажиропотоками, которые будут гармонизированы со стандартами Европейской системы управления движением поездов (ERTMS). Инновационное развитие, согласно концепции, предполагает также комплектацию подвижного состава «умными» локомотивами и «умными» поездами, внедрение на стадии проектирования микропроцессорной системы управления и диагностики, единой системы автоматизированного управления движением и информационного обеспечения. Технологии сбора и обработки больших данных будут использоваться для управления движением поездов с учетом многих факторов — графика движения, возможностей инфраструктуры, команды диспетчерских центров, технического состояния подвижного состава и статусов ближайших участников движения. Облачные вычисления планируется применять, в частности, для оптимизации трудозатрат — за счет автоматического регулирования вычислительной мощности и пропускной способности каналов связи.


Параметры движения

Согласно данным мониторинга Всемирного банка, протяженность дорог автомобильного и железнодорожного транспорта в мире составляет соответственно 27,8 млн и 13,2 млн км, речного — 0,9 млн км, трубопроводного — 2 млн км. По показателям грузоперевозок лидирует морской транспорт (62% мирового объема грузоперевозок), за ним идет автотранспорт (13%), далее трубопроводный (11%), железнодорожный (9%), речной (4%) и воздушный (1%). По пассажироперевозкам автотранспорт также лидирует — 82% мирового объема, 11% перевозится по железным дорогам, речной и воздушный — по 3% и лишь 1% приходится на морской транспорт. Единую транспортную систему образуют железные дороги в Северной Америке и Западной Европе. В странах СНГ — независимые сети; в мире есть регионы, где железных дорог нет вообще, например Афганистан и некоторые страны Африки. В топ-10 по протяженности железных дорог входят США, Россия, Китай, Канада, Индия, Германия, Франция, Бразилия, Мексика и Аргентина.