Желанные и недоступные: кто получает франшизы лидеров фастфуда
Материалы выпуска
Быстро и дешево: как связаны сроки запуска франшиз и их прибыльность Рынок Ошибка франчайзера: почему партнеры уходят из сетей Экспертиза «Мы нашли балетных педагогов даже на Камчатке и Сахалине» Инструменты Желанные и недоступные: кто получает франшизы лидеров фастфуда Рынок «Бухгалтеры исчезнут, появятся финансовые контролеры» Решения «Мы думаем о трафике еще до того, как открываем ресторан» Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Желанные и недоступные: кто получает франшизы лидеров фастфуда
40% рынка фастфуда у нас приходится на четыре американские сети. Вывески McDonald’s, Burger King, KFC и Subway практически гарантируют поток посетителей. Как стать партнером корпораций, разбирался РБК+.
Фото: Sander Dalhuisen/Unsplash

Если рассматривать четверку ведущих американских сетей фастфуда, то получить в России франшизу без больших вложений и трудностей можно лишь у Subway. В случае с KFC инвестор должен иметь $1 млн и готовность блюсти корпоративные традиции, например раз в год лично вставать за прилавок ресторана. А вот стать партнером Burger King и McDonald’s практически невозможно для предпринимателя без особых позиций на рынке.

Сэндвич на потоке

В 2014 году компания петербургского бизнесмена Филиппа Светловского оказывала консалтинговые услуги фирме — франчайзи сети Subway. Предприниматель тогда был впечатлен демократичной атмосферой, царившей в компании-франчайзере. Вскоре, решив диверсифицировать риски, Светловский с партнерами купили франшизу Subway.

Первый ресторан, площадью чуть больше 100 кв. м, появился у метро «Электросила». Светловский оценивает первоначальные инвестиции в 4,5–5 млн руб., из них $7,5 тыс. составил паушальный взнос. Роялти франчайзера составляли 8%, а окупился ресторан примерно за три года. «Срок зависит от многих факторов, но прежде всего от правильно выбранной локации и арендных ставок. В целом я доволен, потому что трехлетний срок окупаемости — хороший показатель для бизнеса», — говорит Филипп Светловский.

Сейчас у бизнесмена и его партнеров восемь действующих ресторанов Subway и два в стадии открытия. Светловскому нравится сильный бренд, лояльность франчайзера к партнерам, а также существенные скидки у поставщиков. «Овощи мы закупаем сами, а остальные продукты и расходные материалы — у одобренных Subway российских поставщиков. Благодаря тому, что у сети множество точек, франчайзи получают крайне привлекательный ценник», — рассказывает Филипп Светловский.

Subway — четвертая по масштабу сеть на российском рынке фастфуда. По данным Euromonitor International за 2016 год, на нее приходится около 3% рынка. У компании 589 ресторанов, и почти все они работают по франшизе. В этом коренное отличие Subway от тройки лидеров рынка — McDonald’s, Burger King и KFC. Стать франчайзи этих игроков очень сложно, а «входной билет» стоит более $1 млн.

«Subway действительно развивается иначе, чем другие ведущие сети, — говорит гендиректор компании EMTG, организатора выставки франшиз Buybrand Expo Екатерина Сойак. — Общие стартовые инвестиции для франчайзи почти в десять раз меньше, чем у основных конкурентов на рынке фастфуда. Subway делает ставку на доверительные отношения и длительность сотрудничества. Большинство франчайзи управляют несколькими ресторанами бренда, что считается хорошим показателем качества франчайзинговой модели».

Свой бигмак

McDonald’s — безусловный лидер российского фастфуда с долей рынка 18,2% (данные Euromonitor International за 2016 год).

«Если разговор идет об открытии предприятия по лицензии или по предоставлению франшизы, то мы в скором времени будем готовы к этому шагу. С помощью [франчайзинга] мы будем развиваться более быстрыми темпами», — говорил еще в 2003 году в интервью газете «Ведомости» президент российского подразделения McDonald’s Хамзат Хасбулатов.

В нашей стране тогда работало 104 ресторана McDonald’s, но ни одного по франшизе. Это противоречило общемировой практике McDonald’s: 85% точек — под управлением партнеров и только 15% — под корпоративным. И эта российская особенность, несмотря на слова Хамзата Хасбулатова, сохранялась еще долго. Первый партнер появился у американской корпорации только в 2012 году. Им стал другой лидер рынка — холдинг «Росинтер» (бренды «IL Патио», TGI Fridays, «Планета Суши»). Ранее, в 2010 году, холдинг продал собственную сеть фастфуд-ресторанов «Ростик’с» корпорации KFC. Франшиза предполагала открытие McDonald’s на транспортных узлах — железнодорожных вокзалах и аэропортах.

Сейчас компания «Развитие Рост» управляет тремя заведениями — двумя в Пулково и одним в Шереметьево. И, судя по публикациям на сайтах вакансий, готовится к открытию McDonald’s в Домодедово. Председатель совета директоров холдинга «Росинтер» Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко в разговоре с РБК+ уточнил, что в декабре текущего года в аэропорту Домодедово появится ресторан на 70 посадочных мест. Это более чем вдвое больше, чем у действующего McDonald’s в Шереметьево. Собеседник РБК+ отказался назвать сумму инвестиций, но добавил, что речь идет о «миллионных долларовых вложениях». К удорожанию проекта приводят требования по таможне, безопасности и иные, связанные с аэропортовой деятельностью.

Почему с 2012 года по сегодняшний день «Росинтер» открыл только три заведения? «В действующих аэропортах не так много свободного места, чтобы открывать новые рестораны. Как только появляется возможность, мы туда заходим», — объясняет Ордовский-Танаевский Бланко, приводя в пример открытие McDonald’s в Шереметьево в декабре 2016 года.

Следующий франчайзи появился у американской корпорации в 2015 году. Малоизвестный в Москве бизнесмен из Новокузнецка Александр Говор купил шесть работающих ресторанов в Новосибирске и получил франшизу на развитие сети в масштабах этой области, а также в Алтайском крае, Красноярском крае, Томской и Кемеровской областях. Сейчас Александр Говор управляет уже 15 ресторанами. В ближайшие годы он намерен довести их число до 25–27, вложив 3 млрд руб.

«Мы выбрали Александра Говора потому, что у него хорошая деловая репутация, он сам построил свой бизнес, что называется, self-made man. Александр не просто состоятельный человек, который может инвестировать деньги в проект, он заинтересован в развитии своего региона. И он сам живет в Новокузнецке», — объяснял выбор партнера управляющий директор McDonald’s в России Алексей Семенов (цитата по порталу Buybrand.ru).

Как выяснил РБК+, Александр Говор и его семья уже имеют опыт в качестве франчайзи. Принадлежащие им компании владеют сетью автозаправок в Сибири и на Алтае, работающих по франшизе ЛУКОЙЛа. Основой актив бизнесмена — Яйский нефтеперерабатывающий завод. Его оборот, по данным «СПАРК-Интерфакс», в 2017 году составил 68 млрд руб.

Третий партнер появился у McDonald’s в 2016 году. Родственник президента Нурсултана Назарбаева казахстанский бизнесмен Кайрат Боранбаев (12-е место в рейтинге Forbes с состоянием $391 млн) приобрел компанию «Региональная сеть предприятий питания», управляющую 67 ресторанами сети. Она получила франшизу на развитие бренда в 13 регионах — в Приволжье, на Урале и в Республике Коми. Сейчас у компании уже 78 заведений.

Из материалов на официальном сайте McDonald’s в России следует, что у компании более 650 точек, из них 96 управляется по франшизе.

Встать за прилавок

Второе место на российском рынке фастфуда с долей 10,6% занимает другая американская сеть — Burger King. В начале текущего года она торжественно открыла 500-й ресторан. Как и главный конкурент, McDonald’s, сеть довольно редко привлекает партнеров. Мастер-франчайзи — компания «Бургер Рус», принадлежащая Burger King, «ВТБ капитал» и бизнесмену Александру Колобову (совладелец «Шоколадницы»). Как распределяются доли между компаньонами, стороны не раскрывают.

Как говорил в январе в интервью газете «Ведомости» гендиректор «Бургер Рус» Дмитрий Медовый, компания практически не продает субфраншизу. И планирует в дальнейшем «в 99% случаев открывать собственные рестораны». У нее есть субфранчайзи, но таковых «меньше пяти».

А вот замыкающий тройку лидеров бренд KFC (американская корпорация Yum! Brands) все активнее работает с привлеченными партнерами. Условия по франшизе подробно описаны на официальном сайте. Паушальный сбор — $48,4 тыс., ежемесячные взносы — 8% (6% — непосредственно роялти, 2% — расходы на маркетинг). По оценкам самого франчайзера, на открытие заведения нужно примерно $1 млн. Из них около 40% пойдет на строительно-монтажные работы, 25% — на покупку технологического оборудования, 15% — на мебель, декор и оформление.

Один из крупных франчайзи KFC — башкирская группа компаний «Глобал Фуд». Она управляет 26 ресторанами в Уральском регионе. Все началось еще во времена «Росинтера», когда компания по франшизе открыла в Уфе два ресторана «Ростик’с», вспоминает управляющий партнер Тимофей Бадиков. «KFC — всемирно известный бренд, и работа с ним требует честности, добросовестности, обязательности и точности выполнения договоренностей, а также следования международным нормам деловой этики», — продолжает собеседник РБК+.

В 2016 году руководство Yum! Brands признало группу «Глобал Фуд» своим лучшим франчайзи в мире, выбрав из 400 претендентов. Там учитывались и операционные показатели, и развитие бренда, продажи, маркетинг, корпоративная культура и вовлеченность в жизнь общества, перечисляет Тимофей Бадиков.

Ежегодно Yum! Brands проводит акцию День компании, когда руководители и офисные сотрудники компаний-франчайзи выходят на работу непосредственно в рестораны. «Я считаю эту традицию, безусловно, полезной для всей команды. Все сотрудники ресторанов и офиса являются стопроцентными фанатами бренда и наших гостей», — продолжает Тимофей Бадиков.

По словам Екатерины Сойак, ведущие мировые фастфуд-сети предъявляют разные требования к своим франчайзи, но зачастую выбирают те компании, у которых уже есть опыт управлениями ресторанами: «Самый наглядный пример: первый франчайзинговый договор McDonald’s в России был заключен с «Развитие Рост», дочерней компанией «Росинтер ресторантс холдинг».