«Аудит основывается на тестировании систем внутреннего контроля»
Материалы выпуска
Бесценный рост Экспертиза Остановка по требованию Рынок «Аудит основывается на тестировании систем внутреннего контроля» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Аудит основывается на тестировании систем внутреннего контроля»
О том, как влияют на стоимость аудита система внутреннего контроля и автоматизация учета компаний, в интервью РБК+ рассказала директор по аудиту компании «МЭФ-Аудит PKF» Татьяна Безус.
Фото: Тимур Иванов для РБК

— Какие основные тенденции на рынке аудита вы бы могли выделить в плане взаимоотношений аудиторов с клиентами?

— В первую очередь хочу обратить внимание на то, что в данный момент мы находимся в стадии переходного периода. То есть в ходе аудита отчетности, составленной по российским стандартам, мы можем в отдельных случаях обращаться также к стандартам МСФО, при этом сам аудит проводится в соответствии с международными стандартами (МСА). И к этому сейчас постепенно все привыкают. Например, к тому, что мы уделяем больше внимания тестированию учетных систем клиентов, системы внутреннего контроля, некоторым общим вопросам.

— Тестирование, контроль — это относится к внутренним процедурам клиентов?

— Да, наши аудиторские процедуры основываются на результатах тестирования именно системы внутреннего контроля. Если внутренние контроли у компании хорошо отлажены, эффективны, то стандарты допускают возможность сократить объем аудиторской выборки, снизить количество «процедур по существу». Раньше российские аудиторы делали акцент на детальные процедуры — проверку документов. Сейчас клиенты понимают, что подходы изменились и многие уже ощущают положительный эффект от этих изменений. Ведь эффективные контроли позволяют не только аудиторам сократить объем тестирования, но и самой компании снизить свои трудозатраты на подготовку качественной отчетности. Поэтому наши рекомендации по улучшению системы внутреннего контроля или отдельных ее элементов всегда учитываются.

— Давайте перейдем в практическую плоскость. Какова окупаемость (в плане стоимости аудита) внедрения этих процедур внутреннего контроля для компании-заказчика?

— Это непростой вопрос. С одной стороны, если у компании внутренние контроли эффективны, то для аудиторов это должно снизить объем работы по существу и сократить время на проведение аудита, а значит, и его стоимость. С другой стороны, квалификация привлекаемого аудитором персонала должна быть выше, потому что соответствующие процедуры для тестирования системы внутреннего контроля нестандартны, более интеллектуальны. И это, соответственно, стоит дороже. Но в итоге одно компенсирует другое, поэтому существенного изменения стоимости аудита для клиента не происходит.

— А по срокам?

— Пока тоже нет, хотя в перспективе все должно к этому прийти, просто пока мы все в начале пути. Разумеется, наступит момент, когда произойдет сокращение и сроков, и себестоимости, и, как следствие, стоимости услуг аудитора для заказчика, но пока, увы, этого не случилось. Хотя очевидно, что, если оперировать понятием не валовой выручки, а маржинальности, для аудиторских компаний, которые готовы двигаться в этом направлении, это хорошая история, которая должна привести к росту рентабельности, конкурентоспособности, доли рынка.

— За счет чего это будет происходить физически?

— Например, если мы понимаем, что у заказчика учетные процессы в значительной степени автоматизированы, то мы проводим углубленное тестирование ИT-систем. Это тоже входит в контрольные процедуры. И если мы делаем положительные выводы об их работе, нам не придется проверять большое количество операций вручную. Когда мы понимаем, что внутренние контроли компании эффективны и отлажены, нам достаточно провести через весь процесс всего несколько операций, чтобы получить уверенность в том, что все эти однотипные операции исполняются должным образом. Затем мы концентрируемся на более важных моментах, требующих отдельного суждения и неоднозначной оценки.

— Есть примеры подобной практики? Чтобы влияло на стоимость.

— Да. Например, таким образом мы проводим аудит больших сетевых компаний, где объем операций и их количество настолько велики, что их практически невозможно проверить в разумные сроки традиционными методами. Тем не менее сроки проведения аудита таких компаний и компаний с гораздо меньшими объемами и количеством операций могут быть примерно одинаковыми просто потому, что внутренние системы учета и контроля последних не настолько эффективны. Другое дело, что пока в России среди малого и среднего бизнеса число компаний, у которых такие системы внедрены, незначительно.

— Сразу возникает такой вопрос. Как правило, аудитор работает с компанией не один год. Допустим, вы провели анализ учетных и бухгалтерских систем. На следующий год эта процедура вам опять потребуется, клиенту опять придется платить?

— Нет, конечно. Если мы понимаем, что ничего существенным образом не изменилось и в прошлом году мы сделали выводы о том, что все эффективно, все работает, то повторного тестирования, как правило, не требуется.

— А если аудитор сменился? Аудитор может принять выводы предыдущего аудитора относительно качества учетных систем клиента и не проводить новых проверок в данном плане?

— Формально, конечно, может. Но на практике мы с таким не встречались. Все-таки это ответственность текущего аудитора — он подписывает аудиторское заключение, поэтому предпочтет полагаться на собственные результаты тестирования и собственные выводы по таким важным вопросам.

— Вы приводили в пример крупные сетевые компании. А что со средним бизнесом, ему интересна автоматизация и повышение эффективности процедур внутреннего учета?

— Со средним бизнесом, конечно, сложнее — такие компании могут посчитать налаживание внутренних учетных систем и контролей на должном уровне более затратным и трудоемким процессом. Им проще заплатить примерно ту же цену за внешний аудит, что платят более крупные компании, сократив при этом внутренние организационные расходы. И это часто не всегда соображения экономии — скорее, на первый план выходит нецелесообразность внутренних изменений на конкретном этапе развития. Многие компании малого и среднего бизнеса находятся в режиме ручного управления владельцев.

— А побочные эффекты? Насколько уместно сказать, что введение современных автоматизированных учетных систем позволяет помимо задач бухучета решать и другие вопросы — скажем, управленческого учета, бизнес-планирования?

— Конечно, уместно. Такие системы помогают эффективно работать всем бизнес-процессам в компании, повышают надежность данных, которые используются для любого учета и отчетности, скорость их обработки и получения результатов и, как следствие, позволят принимать оперативные решения. Но это отдельная тема, которая выходит уже за рамки собственно аудиторских услуг в область консалтинга, оптимизации бизнес-процессов, повышения эффективности.

— Аудиторская компания в данном случае берет на себя роль консультанта — оказывает соответствующие попутные, как их называет Минфин, услуги?

— Проводя внешний аудит, мы в любом случае оцениваем уже внедренную систему внутреннего контроля. В рамках внешнего аудита мы можем отметить какие-то недостатки, порекомендовать доработать средства контролей или разработать новые для устранения выявленных недостатков. Если же мы будем внедрять для клиента систему внутреннего контроля, а после этого проводить аудит, полагаясь на нее, может возникнуть конфликт интересов. Данные услуги должны быть разграничены.

— А как отдельная консалтинговая услуга — это востребовано?

— Да, конечно. Внедрение системы внутреннего контроля (либо оценка эффективности действующей системы) также входит в спектр услуг большинства крупных аудиторских компаний. У нас достаточно большой опыт в этом направлении. Но мы считаем, что подобные услуги необходимо отделять от собственно внешнего аудита — это не только требования законодательства, это, если угодно, философия профессии.

— Хорошо, давайте опять к практике. Анализ предприятия на предмет советов по автоматизации систем контроля, учета — он насколько дорог, сколько времени занимает, как правило?

— Это дорогостоящая услуга, поскольку имеет практический результат для заказчика — повышение эффективности. На первом этапе она включает в себя понимание и описание имеющейся системы, всех бизнес-процессов, идентификацию спорных моментов, требующих доработки. На самом деле может быть такая ситуация, когда в компании все хорошо отлажено и действует, но не формализовано. А если что-то не утверждено и не регламентировано, то мы говорим, что системы нет. Далее следует анализ на предмет повышения эффективности. Затем — предложения возможных вариантов, из опыта других компаний или возможна разработка каких-то эксклюзивных решений. Но этот процесс длительный и стоимость таких специалистов, как следствие, выше, чем стоимость обычных аудиторов.

— Еще о качестве. При анализе систем внутреннего контроля какие наиболее типичные ошибки у заказчиков вы отмечаете? Или даже не ошибки — недостатки, скажем, этих систем.

— Очень много всего внедрено, но не доведено до финала. К примеру, самые простые и обычные процедуры: проведение сверок, инвентаризаций. Сталкиваемся с тем, что все провели, результаты оформили, отразили имеющиеся расхождения в учете, но дальше процесс не пошел — не анализируются причины искажений или расхождений, не разрабатываются мероприятия по их минимизации. То есть к некоторым процедурам подходят не то что формально, но вроде бы сделали, а результаты оцениваются только на текущий момент. Отсутствует процесс улучшения и совершенствования.

— То есть отсутствует обратная связь?

— Да, можно так сказать.

— Это с чем связано? С недостаточной квалификацией тех, кто внедряет системы? Или просто людям психологически сложно переформатировать режим работы?

— Не думаю. Мне кажется, что есть те, кто полагается на работу аудиторов также и для внутренних целей. Они говорят: если аудиторы скажут что-то исправить — мы исправим. А о том, что необходимо предотвращать ошибки, не задумываются. Но в данном случае между аудитором и заказчиком должна быть синергия: мы подтверждаем не только конкретную цифру в отчетности, но и делаем выводы о системе в целом, которая должна эффективно функционировать самостоятельно. Однако, повторюсь, это единичные случаи. В основном с нашей помощью или только по нашим рекомендациям клиенты совершенствуют собственные бизнес-процессы и системы.