«Борьба за свежий воздух позволяет хорошо зарабатывать»
Материалы выпуска
Сталь высоких достижений Рынок «Борьба за свежий воздух позволяет хорошо зарабатывать» Экспертиза Перспективы с блеском Инновации
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Борьба за свежий воздух позволяет хорошо зарабатывать»
О конъюнктуре на мировом рынке стали и экономической целесообразности экологичного производства РБК+ рассказал первый заместитель генерального директора — коммерческий директор УК «Металлоинвест» Назим Эфендиев.
Фото: Пресс-служба

— Какие факторы сегодня определяют развитие мирового рынка стали?

— Есть несколько факторов, которые влияют на ситуацию со сбытом, спросом и потреблением. Два основных фактора — экономическая ситуация в Китае, который является самым крупным потребителем железорудного сырья и производителем стали, и протекционистская политика США.

— В чем особенность китайского влияния на рынок?

— Многие металлургические предприятия Китая, производящие чугун, кокс, доменный кокс, агломерат, трудно отнести к самым современным. Их выбросы в атмосферу реально пагубно влияли на жизнь людей. Тем, кто бывал в Пекине и крупных промышленных городах, особенно в зимний период, не надо рассказывать про чудовищный смог. В Китае жилье топят не газом, а углем, и когда зимой эти выбросы сочетались с металлургическими, дышать становилось совсем нечем. Поэтому теперь Китай борется за экологию и сокращает производство. Это приводит к двойному эффекту. С одной стороны, китайцы уходят с некоторых традиционных для себя рынков стали, к примеру из Юго-Восточной Азии. И там оказываются другие государства-производители, в том числе Россия. С другой, благодаря борьбе за снижение выбросов растут цены на качественное сырье — высококачественные окатыши, железорудный концентрат с большим процентным содержанием железа и меньшим количеством примесей.

— К каким изменениям конъюнктуры приводит политика США?

— Протекционистская политика — в частности, введение 25-процентной пошлины на ввоз металла — привела к росту цен на американском внутреннем рынке. Сегодня котировки 1 т горячекатаного проката в Европе — чуть выше $500, в США — свыше $900. Почему это произошло? Американские металлурги на фоне заградительных пошлин стали повышать цены. Соответственно, европейцам стало комфортно везти в США свою продукцию, несмотря на пошлины.

На мой взгляд, такая протекционистская политика долгосрочной пользы не принесет. Никто не стал производить меньше, загрузка мощностей европейских предприятий — более 90%, как и российских. Кто оказался под ударом? Прежде всего металлоемкие отрасли США — строительство, автомобилестроение и машиностроение. Они сейчас переплачивают за металл, себестоимость которого растет.

— Текущий год можно назвать годом роста для мировой металлургии?

— Безусловно. Росли цены и на железорудное сырье, и на металл. Но если рассматривать 2018 год с позиции десятилетних циклов роста, мы сейчас находимся в самом конце такого цикла. После кризиса 2008 года у нас, несмотря на периодические падения, среднегодовой тренд на рост. Рано или поздно это должно закончиться.

Но явных предпосылок к смене цикла сейчас нет. Простой пример: 2018 год характеризуется высокой премией на окатыши, один из наших основных продуктов. Мы самые большие производители окатышей в России и в Европе. Вот уже несколько лет на мировом рынке отсутствует очень крупный игрок: в конце 2015 года была крупная авария в Бразилии на совместном предприятии по производству железорудных окатышей Vale SA и BHP Billiton Ltd. В результате бразильская добыча сократилась на 30 млн т в год. Возник дефицит окатышей, который и привел к высокой премии на данную продукцию в 2015–2016 годах. Аварийное предприятие может быть запущено не раньше 2020 года, а это означает, что в 2019 году данный фактор не повлияет на стоимость железорудного сырья. В этой связи куда большее значение имеет разворот Китая в сторону экологии. И в 2017–2018 годах мы видим существенный рост премии на высококачественное сырье и окатыши в том числе.

— Какие рынки сбыта и новые направления поставок сегодня наиболее привлекательны для «Металлоинвеста»?

— В приоритетах нашей компании в последние годы — внутренний рынок, особенно в части железорудной продукции. Но так было не всегда. Еще в 2011 году только железорудного сырья мы отгружали в Китай около 10 млн т ежегодно, причем половину этого объема — железнодорожным транспортом. А в этом году мы отправили в Китай всего 150 тыс. т. При нынешней ценовой конъюнктуре китайский массовый рынок для нас менее привлекателен с учетом его удаленности и высоких логистических затрат.

Перевозка руды не может осуществляться маленькими партиями. На такие расстояния, как до Китая, целесообразно перевозить руду кораблями грузоподъемностью по 180 тыс. т. Подобные суда требуют глубоководных портов, которых в Азово-Черноморском бассейне, можно сказать, нет. Самый крупный порт, Новороссийск, способен принимать суда грузоподъемностью до 70 тыс. т. И в этой связи для России сегодня, для грузовладельцев, металлургической отрасли важно прорубить новое «окно в Европу». Прорывным проектом с точки зрения увеличения возможности приема больших судов должен стать порт Тамань. Это позволит существенно увеличить торговый оборот не только с Китаем, но и с Японией и Южной Кореей. Этот регион остается для нас очень интересным. У компании уже есть опыт работы с японскими Mitsui, Kobe Steel, Nippon Steel, корейской POSCO. Все они — отличные потребители качественного сырья. Но логистика играет решающую роль.

— Российский и европейский рынки проигрывают дальневосточным?

— Нисколько, российский рынок развивается достаточно стабильно. Наши металлурги — хорошие, надежные и первоклассные клиенты. Если говорить о железной руде, вторым после внутреннего рынка для нас еще с советских времен является восточноевропейский рынок. В Западную Европу мы активно продаем концентрат, окатыши и горячебрикетированное железо (ГБЖ).

— Мероприятия по повышению качества продукции проводятся с прицелом на внешние рынки?

— Отчасти это так. Скажем, на Лебединском ГОКе мы научились производить концентрат с долей железа 70% — и сразу же появилась возможность поставок в Западную Европу. На Михайловском ГОКе стали делать высококачественные окатыши с содержанием железа 65% — повезли их в Европу. Есть спрос на нашу продукцию на Ближнем Востоке, в ОАЭ. Сегодня в мире основной тренд — качественное сырье, с максимальной долей железа и минимальным количеством примесей. Используя его, производитель стали тратит меньше энергии и меньше загрязняет окружающую среду.

Внутренний рынок в приоритете, если мы говорим о плоском стальном прокате. «Металлоинвест» сегодня является лидером производства мостовых сталей. Многое из того, что вы видите вокруг себя, — мосты в Московском регионе, спортивные объекты Сочи и стадионы чемпионата мира по футболу — на 70% сделаны из металла «Уральской стали». Мы сегодня разрабатываем новые марки хладостойких сталей на перспективу освоения Арктического шельфа — к примеру, для строительства резервуаров сжиженного газа в рамках проекта «Арктик СПГ-2».

В части стального сортового проката повышенного качества (SBQ, Special Bar Quality)  — у нас в приоритете автомобилестроение. Сегодня наш Оскольский электрометаллургический комбинат (ОЭМК) на 80% удовлетворяет потребности КамАЗа в этой продукции, до 60% — потребности АвтоВАЗа. Безусловно, наращиваем наше присутствие и среди европейских потребителей. Это все та же автомобильная отрасль в лице брендов Peugeot, Citroën, Renault, Volkswagen. По качеству SBQ «Металлоинвест» сегодня номер один в России.

— Какова емкость российского рынка такого проката?

— Общий объем производства SBQ в год сейчас у нас более 1 млн т. Из них более трети идет на экспорт. Сейчас в этом сегменте мы работаем на пределе наших мощностей. Основными задачами мы видим увеличение продаж качественных сталей на рынках и в нишах, где мы уже присутствуем, за счет улучшения качества нашей продукции, обеспечения новых высоких стандартов производства и улучшения сервиса для наших клиентов. Поэтому мы разработали и реализуем программу повышения качества и клиентоориентированности SBQ.

Данная стратегия была принята в прошлом году. Среди конкретных мероприятий — запуск редукционно-калибровочного блока и строительство участка термообработки на Оскольском электрометаллургическом комбинате. Цель — увеличение объемов производства, улучшение химического состава и повышение качества SBQ.

— Сегодня для всех актуальна цифровизация бизнес-процессов. Что «Металлоинвест» делает в этом направлении?

— «Металлоинвест» реализует комплексную программу цифровой трансформации бизнеса — Industry 4.0. В июле этого года мы запустили интегрированную систему управления на базе решения SAP S4/HANA в горнорудном дивизионе — на Лебединском и Михайловском ГОКах, а в рамках идущей сейчас второй волны внедрения SAP в 2019 году система заработает и на наших металлургических комбинатах — ОЭМК и «Уральской стали». Цифровая трансформация нацелена на глубокие и системные изменения, которые позволят «Металлоинвесту» выйти на качественно новый уровень развития и достичь лидерства в индустрии.

Цифровая трансформация включает и сферу взаимодействия с клиентами. Например, один из модулей SAP позволяет покупателям нашей продукции в онлайн-режиме отслеживать состояние заказа, сроки отгрузки. Сейчас мы делаем интересный совместный проект с КамАЗом — штрих-кодирование, которое позволит заказчику отслеживать путь каждой единицы проката. В начале этого года мы запустили электронный каталог продукции — наш первый шаг на пути к электронной торговой площадке.

— Кто ваши основные конкуренты в России и на постсоветском пространстве в сегменте качественного сортового проката?

— В России это «Евраз», металлургический завод «Электросталь Тюмени», филиал «УГМК-Стали». Мы также ждем запуска завода в Туле («Тулачермет-Сталь». — РБК+). В Белоруссии — Белорусский металлургический завод. Все эти предприятия являются и нашими долгосрочными партнерами, потребителями сырья. Но технология производства на ОЭМК уникальна — это единственное в России металлургическое предприятие полного цикла, где реализованы технология прямого восстановления железа и плавка в электропечах, позволяющие получать металл, практически свободный от вредных примесей и остаточных элементов.

— Европейский потребитель готов платить и за экологичность. Сильно ли борьба за свежий воздух мешает бизнесу?

— Металлургия минус экология — это не наш путь. Все наши инвестпроекты реализуются в соответствии с жесткими экологическими стандартами.

Мы действительно видим долгосрочный тренд на повышенное внимание к экологии. Он открывает перед «Металлоинвестом» новые возможности для укрепления позиций на рынках продукции с высокой добавленной стоимостью. ОЭМК предлагает потребителям сталь, произведенную с минимальным воздействием на окружающую среду по всей цепочке переделов.

Позиции «Металлоинвеста» в сфере устойчивого развития недавно были высоко оценены международным агентством EcoVadis, которое присвоило компании «Серебряный» уровень признания практик КСО. Мы вошли в 11% лучших в мире производителей металлоресурсов и стали, имеющих рейтинг EcoVadis (более 900 компаний). Причем по охране окружающей среды мы в топ 7% компаний отрасли.

Европейцы готовы платить премию за качественный и экологичный металл, поэтому вклад в улучшение экологии — это и наши будущие прибыли. Задача «Металлоинвеста» — делать все возможное, чтобы качество руды и продукции, производимой из нее, росло. Так мы убьем двух зайцев — и денег заработаем, и мир спасем.