Право естественного отбора
Материалы выпуска
Право естественного отбора Рынок Рейтинг «Право.ru-300»: создание ценности для бизнеса Экспертиза «Право.ru-300»: Рейтинг-2018 Экспертиза Судный день бизнеса Решения Законодатель с человеческим лицом Решения Будущее право Инновации Цифровая экономика: тренды-2018 Экспертиза
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Право естественного отбора
Общая выручка десяти крупнейших компаний рейтинга «Право.ru-300» за год снизилась почти на 8%. Таково влияние кризиса на юридический рынок.
Фото: Getty Images Russia

Юристы и консультанты вынуждены подстраиваться под клиентский спрос и искать новые возможности для развития.

Повестка дня создает для бизнеса больше проблем, чем преимуществ, считает Константин Крутильников, председатель совета партнеров юридической компании «S&K Вертикаль». Год прошел на фоне роста уголовно-правовых рисков. «Любые хозяйственные отношения, особенно с бюджетными деньгами, могут завести в уголовную плоскость», — отмечает Константин Крутильников. В результате востребована не только непосредственно уголовно-правовая практика, но и «смежная специализация» — сочетание уголовной специализации с экспертизой в области налогов или земельных споров. Нейтрализовать рыночные риски компании предпочитают в суде, и практика разрешения споров продолжает расти. По той же причине наблюдается взлет комплаенса (практик, контролирующих соблюдение соответствия действий клиента законам, правилам и стандартам)  — от санкционного до налогового.

Геополитика имеет значение

Усиливающееся санкционное давление, по оценкам Bloomberg, уже привело к снижению основных показателей российской экономики в среднем на 6% и стало причиной многих судебных споров. Например, из-за санкций не выполняются контракты, а попавшие под них компании вынуждены реструктурировать бизнес и выходить из проектов. Соответствующая практика прочно укоренилась на рынке. «Санкции поделили рынок консалтинга на два лагеря: те, у кого есть предложение для российских компаний из санкционного списка и осторожных иностранных инвесторов, и те, у кого такого предложения нет», — отмечает управляющий партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Илья Никифоров. Первые выигрывают, вторые переориентируются на российских клиентов, уходят с рынка или сокращаются.

Иностранные компании продолжают покидать Россию, вызывая и сжатие офисов зарубежных юрфирм, отмечает Андрей Корельский, управляющий партнер юридической фирмы КИАП. При этом они сами не могут обслуживать подсанкционных клиентов. Одно из последствий — раскол команд, самым громким из которых стало образование юристами Akin Gump, представлявшими интересы попавшего под санкции Виктора Вексельберга, фирмы «Рыбалкин, Горцунян и партнеры».

Англия зовет

Споры бизнеса усложняются. Привлекательность российской юрисдикции в последние пару лет росла, но сегодня спрос на зарубежные суды также увеличивается. «У нас появилось очень много запросов на подготовку экспертных заключений по российскому праву для зарубежных разбирательств, прежде всего в Англии», — подтверждает Максим Кульков, управляющий партнер юркомпании «Кульков, Колотилов и партнеры». Выигрывают и «ильфы» (иностранные юрфирмы), которые ведут дела в зарубежных судах, и «рульфы» (российские юрфирмы), которых нанимают для российской части — консультаций по российскому праву, сбора доказательств в России. «Обычно это дела на миллионы долларов, а значит, бюджеты на юристов большие, это серьезно увеличивает объем работы», — объясняет Максим Кульков.

Юрбизнес растет за счет движения международного капитала в страны с растущей экономикой и благоприятным инвестиционным климатом, констатирует Константин Крутильников. Есть и обратная тенденция. «Мы наблюдаем большой интерес со стороны наших азиатских клиентов к инвестиционным проектам на Дальнем Востоке, Сахалине, в Центральной России и других инвестиционно-привлекательных районах страны», — говорит Андрей Гольцблат, управляющий партнер компании Bryan Cave Leighton Paisner (Russia). Санкции ограничивают интерес азиатских стран, оглядывающихся на США, например Южной Кореи, замечает Ярослав Кулик, партнер Art de Lex. Но в целом накопленные прямые инвестиции растут и крупные юрфирмы прилагают усилия, чтобы заполучить азиатских клиентов, число которых увеличивается, подтверждает эксперт. При этом о замещении европейских клиентов азиатскими речи нет.

Государство задает тон

Государство создает ниши для юридического бизнеса, хотя их и немного. Одна из них — государственно-частное партнерство (ГЧП). Другая — цифровая экономика. Формируется целый пласт законодательного регулирования, и лидеры юридического рынка участвуют в процессе как эксперты, с одной стороны разбирающиеся в правовой специфике вопроса, с другой — понимающие потребности бизнеса, отмечает Ольга Булатова, директор по маркетингу и развитию бизнеса «Пепеляев Групп». Так, в условиях цифровизации кардинально меняются основные направления налоговой политики государств, отмечает Флориан Шнайдер, управляющий партнер юридической компании Dentons в России. Российская налоговая практика компании разработала четыре законопроекта, стимулирующие развитие субъектов цифровой экономики. Юрфирмы открывают отдельные практики по сопровождению проектов этой сферы. Особенно заметна эта тенденция в российских командах: развитие национального технологического бизнеса стимулирует формирование соответствующего «суверенитета» у «рульфов». Формируется практика по сопровождению ICO, сделкам с криптовалютами.

Кроме того, российские бизнесмены больше думают о структурировании российских и зарубежных активов и их передаче по наследству. На спрос отвечают ростом соответствующие юридические практики.

Внимание к расходам

Из-за финансовых сложностей компании по-прежнему жестко контролируют расходы на внешних юристов. Типовая, в том числе судебная, работа остается юрдепартаментам, а закупаются уникальные услуги — например, комплексное сопровождение конфликта. В выигрыше те, кто может их предложить, — даже на сжимающемся рынке такие консультанты диктуют условия клиенту. Остальные конкурируют по цене.

Если бизнес не уверен на 100% в экономической эффективности цены, появляются попытки сэкономить. Даже при относительной готовности платить за качество, клиент старается уходить от почасовых ставок без ограничений и согласовывать бюджет проекта заранее. «Почти все, включая иностранных клиентов, стали просить estimate в лучшем случае, fix — в худшем», — говорит Максим Кульков. По словам Андрея Гольцблата, заказчики также стали фиксировать курс валют.

Плата за успех

Способ оплаты зависит от практики. Так, в практике разрешения споров участились запросы на «гонорар успеха» (вознаграждение юркомпании или представителя клиента, обусловленное исключительным исходом дела или судебного разбирательства в пользу доверителя), отмечает Сурен Горцунян, управляющий партнер «Рыбалкин, Горцунян и партнеры». По его словам, число запросов такого рода настолько велико, что заставляет компанию серьезно рассматривать возможность создания или выделения в отдельный бизнес финансирования ведения судебных и арбитражных разбирательств. Тенденция к финансированию судебных процессов, новая для российского рынка, за последние пару лет укрепилась: юрфирмы хотя и относятся к явлению с осторожностью, уже начали предлагать такую услугу наряду со специализирующимися на этом площадками-посредниками и фондами.

Как показало исследование, проведенное «Право.ru» и компанией NLF Group, участники юррынка позитивно оценивают возможности правового финансирования. «Большее воодушевление испытывают консультанты, лучше знакомые с западными практиками. Для них участие в проекте правового инвестора может стать новым способом удержать или привлечь клиента. Корпоративные юристы менее открыты к инновациям, но их отношение оптимистично — пусть и более сдержанно», — говорит Евгений Довгоноженко, юрист NLF Group. По его словам, число заявок на такие проекты от разных участников рынка растет. «Последние месяцы повышенный интерес проявляют профессиональные участники банкротных процедур — арбитражные управляющие, держатели пакетов кредиторской задолженности. Это отражает «горячие точки» на карте сегодняшней юридической активности», — продолжает Довгоноженко. В числе рисков — законодательная неопределенность и судебная практика в частности, отказ от возможности взыскания «гонорара успеха» и компенсации фактически понесенных судебных расходов.

Что касается общих перспектив на рынке, ясно одно: сильные и умные выживут точно и будут получать больше работы, которую уже не по силам делать международным юрфирмам, считает Илья Никифоров. Также юристы прогнозируют растущую роль регулятора в рамках борьбы с некачественными юруслугами. Это даст больше работы крупным и известным фирмам, готовым меняться и подстраиваться под новые реалии.