Тормоз для горючего: как власти будут сдерживать цены на топливо
Материалы выпуска
Тормоз для горючего: как власти будут сдерживать цены на топливо Рынок Водород вместо керосина: на каком топливе будут летать самолеты Инновации «Сегодняшние технологии очистки цистерн — наследство СССР» Экспертиза
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Тормоз для горючего: как власти будут сдерживать цены на топливо
С 1 января 2019 года повышаются акцизы на топливо, НДС, а с апреля прекращается действие соглашения нефтяников с правительством о заморозке цен. Правительство уверяет, что не теряет рычагов для их сдерживания.
Фото: ТАСС

К резкому росту цен на моторное топливо в 2018 году привела совокупность причин. Одна из них — фискальное давление, в частности повышение акцизов. С 1 января 2018 года акциз на бензин вырос на 678 руб. за тонну (6,4%, например, для АИ-95, до 11 892 руб.), на дизель — на 593 руб. (8,4%, до 8258 руб. за тонну), сообщал в конце мая вице-премьер Дмитрий Козак.

Свою роль сыграли рост сезонного спроса, а также традиционный профилактический ремонт сразу на нескольких НПЗ. Однако эксперты более существенной причиной называют высокие цены на нефть в первой половине года — около $80 за баррель, что спровоцировало активизацию продаж сырья за рубеж. А также тот факт, что в результате налогового маневра экспорт нефтепродуктов стал выгоднее, чем продажа на внутреннем рынке.

Только за май топливо подорожало на 5,6%, а за пять месяцев — на 7,2% при инфляции 1,7%. И средняя цена АИ-92 на АЗС в мае составляла, по разным экспертным оценкам, около 42 руб. за литр, дизельного топлива — 44 руб. за литр.

Фиксация и стабилизация

Правительство вынуждено было отказаться от планов дальнейшего повышения акцизов, напротив, с 1 июля они были снижены: более чем на 3 тыс. руб. за тонну на бензин (до 8213 для АИ-95) и более чем на 2 тыс. руб. — на дизельное топливо (до 5665 руб.)

Психологически на рынок, по расчетам правительства, должна была повлиять договоренность с производителями топлива о заморозке цен.

В конце мая вице-премьер Дмитрий Козак и глава Минэнерго Александр Новак провели совещание, в котором участвовали руководители крупнейших нефтяных компаний, независимые игроки топливного рынка, представители ФАС. В итоге все вертикально-интегрированные компании (ВИНК), а также все независимые НПЗ приняли обязательства по поставкам бензина и дизеля в объемах, зафиксированных по состоянию на соответствующий месяц 2017 года плюс 3%; оптовые цены должны были быть зафиксированы на уровне 30 мая 2018 года.

Однако даже после заключения такой договоренности рост цен, по данным Росстата, продолжался весь июнь: цена на бензин увеличилась на 2,1%, дизельного топлива — на 1,9%. В июле рынок стабилизировался, а в некоторых регионах цены даже незначительно снизились. Но уже с 10 августа, по данным Российского топливного союза (РТС), они вновь пошли вверх, и в сентябре 2018 года началась вторая волна роста цен.

Одну из причин назвал глава РТС Евгений Аркуша, написавший в августе письмо президенту РФ с просьбой принять дополнительные меры по стабилизации рынка: экспорт топлива стал выгоднее, чем поставки на внутренний рынок, цены на котором сдерживаются правительством.

Эксперт-аналитик инвестиционной компании «Финам» Алексей Калачев напоминает о налоговом маневре, в рамках которого была снижена экспортная пошлина на нефть. С 1 августа 2018 года она уменьшилась на $3,7 за тонну — с $139,1 до $135,4. Это привело к тому, что нефтяники стали наращивать объемы экспорта нефти, и для НПЗ сырье стало обходится дороже, в результате повысилась его себестоимость.

Государство создало условия более выгодной для нефтяных компаний экспортной альтернативы в ущерб поставкам на внутренний рынок, в том числе посредством увеличения здесь налоговой нагрузки, резюмирует президент Независимого топливного союза Павел Баженов. Правда, с середины октября ситуация развернулась, теперь «премиальным» стал внутренний рынок, говорит Павел Баженов. Только за ноябрь мировые цены на нефть упали на 25%, добавил эксперт.

Риски создает чрезмерная концентрация рынка в руках ограниченного количества игроков, считают независимые игроки. Подтверждением этих слов может служить инцидент, когда НК «Роснефть» перестала с 17 ноября поставлять на Санкт-Петербургскую международную товарно-сырьевую биржу топливо в свободную продажу, что привело к разнице между спросом и предложением в шесть раз.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, в свою очередь, в интервью радио «Коммерсантъ FM» обвинил независимые сети АЗС в создании в регионах монопольных структур, призванных подстегнуть рост цен на топливо: «…у нас сложилась конструкция, когда в отдельных регионах формируются монопольные структуры с устоявшейся схемой поставок, которые нацелены на увеличение стоимости. И даже вертикально-интегрированные компании, в соответствии с антимонопольным законодательством, вынуждены подстраиваться».

По подсчетам разных экспертов, примерно из 15 тыс. АЗС, работающих на российском рынке, доля независимых составляет от 40 до 55%. Как следует из того же интервью, глава «Роснефти» считает, что доля независимых сетей меньше: «…хотя независимые сети действительно провозглашают, что у них 60%, на самом деле это не больше 30%». Остальные принадлежат ВИНКам — ЛУКОЙЛу, «Роснефти», «Газпром нефти».

Прогнозы и расчеты

В следующем году рынок топлива вновь окажется под давлением фискальной нагрузки: с 1 января общая ставка НДС вырастет с 18% до 20%, вырастут и акцизы — на дизельное топливо на 2,7 тыс., на бензин — на 3,7 тыс. руб. за тонну.

В то же время со следующего года начнется завершение налогового маневра в нефтяной отрасли, который предполагает постепенное понижение таможенных пошлин с соответствующим повышением НДПИ. Этот маневр также предусматривает отрицательный акциз для нефтеперерабатывающих заводов, который должен «выполнить миссию рыночного инструмента сдерживания внутренних цен на топливо», напомнил вице-премьер Дмитрий Козак в интервью РБК в августе.

Если этих мер окажется недостаточно, сказал тогда же вице-премьер, в распоряжении правительства остается такой инструмент, как введение экспортной пошлины и на нефть, и на нефтепродукты. «Несмотря на то что возможное использование такого инструмента приведет к снижению потенциальных доходов, нефтяники с пониманием к этому отнеслись. В арсенале правительства должен быть такой рычаг влияния на рынок», — заверил Дмитрий Козак.

Однако рынок не склонен однозначно принимать на веру обещания правительства. «Мы ожидаем в марте резкий скачок цен на топливо после их «разморозки», когда топливный рынок будет отыгрывать потери. И мы не уверены, что правительству удастся удержать цены на топливо в планируемом диапазоне», — говорит Павел Баженов.