Главный вызов для врачей
Материалы выпуска
Главный вызов для врачей Решения Система для сердца Инновации «Нужны законодательные меры для очищения рынка от теневых косметологов» Экспертиза «Доказательная медицина показывает безопасность продукта» Инструменты «Технологии позволяют повысить качество и доступность медпомощи» Инструменты Лечение с учетом старения Экспертиза «Мечта ученых — создать универсальную вакцину» Экспертиза Кому пропишут VR Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Главный вызов для врачей
В ближайшие шесть лет российской системе здравоохранения предстоит сделать рывок в ранней диагностике и высокотехнологичном лечении онкозаболеваний.
Фото: EAST NEWS

Онкологические заболевания — вторая после сердечно-сосудистых причина смертности в России. В прошлом году в России было зарегистрировано 3,6 млн пациентов с онкозаболеваниями — на 3% больше, чем в 2016-м. Первично заболевших в прошлом году в стране было зарегистрировано около 620 тыс., примерно 4,5 тыс. из них — дети, по данным бюллетеня МНИОИ имени П.А. Герцена — филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава «Состояние онкологической помощи населению России в 2017 году».

О необходимости постоянно действующей комплексной онкологической программы специалисты говорят с 2012 года, когда завершилась последняя онкологическая программа Минздрава РФ. За время ее действия в отрасль влили около 47 млрд руб., но проект касался исключительно ее технического перевооружения. До сих пор онкологическая помощь в нашей стране не имела системного характера, но сейчас появилась возможность это исправить, говорят специалисты.

Одна из ключевых частей Национального приоритетного проекта в сфере здравоохранения, принятого в сентябре этого года, — федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями». Его цель — за шесть лет снизить смертность от злокачественных новообразований с 199,9 случая на 100 тыс. населения до 185. В приоритете — увеличение с 56,8 до 63% доли выявленных на первой-второй стадиях заболеваний, а также «пятилетней выживаемости» — числа больных, состоящих на учете пять и более лет (с 54,5 до 60%). Количество смертей в течение года после постановки диагноза должно сократиться с 31,7 до 17,3%.

Здоровый бюджет

В планах федерального проекта — реконструкция и переоснащение более ста региональных онкодиспансеров, создание центров амбулаторной онкологической помощи (из расчета один центр на 100 тыс. населения), создание новых лабораторий и референс-центров, ведение канцер-регистра, развитие ядерной медицины.

Финансовое обеспечение проекта — беспрецедентное для российской онкологии: до 2024 года на борьбу с раком из федерального бюджета планируется выделить более 937 млрд руб. Из них 120 млрд руб. пойдет на закупку оборудования для онкодиспансеров в 85 регионах страны, 20 млрд — на строительство новых корпусов онкодиспансеров, 58 млрд — на развитие сети федеральных медицинских организаций. На создание 18 федеральных и межрегиональных референс-центров заложено 1,3 млрд руб. и почти столько же — на информационно-коммуникационную кампанию по профилактике онкозаболеваний.

Наибольшую статью расходов (723 млрд руб.) составит дофинансирование системы ОМС на лечение онкобольных в соответствии с современными клиническими рекомендациями и протоколами лечения.

Должны быть, в частности, увеличены объемы химиотерапевтической помощи; кроме того, после обновления парка лучевых установок увеличатся тарифы на хирургию и радиотерапию. Финансирование медпомощи онкобольным по ОМС за два года вырастет на 72%, это позволит в 2019 году ликвидировать дефицит в химиотерапии, а с 2020 года — лучевой терапии и хирургической помощи, говорит председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования Наталья Стадченко.

Финансовые вливания в лекарственное обеспечение должны обеспечить во всех регионах одинаково высокий стандарт химиотерапевтического лечения, говорит главный внештатный специалист-онколог Минздрава РФ, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Андрей Каприн.

При этом в достаточно сжатые сроки предстоит решить проблему кадрового дефицита в отрасли. Как заявил на открытии XXII Российского онкологического конгресса директор НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина Иван Стилиди, чтобы обеспечить амбулаторные онкологические центры специалистами, необходимо еще 5,6 тыс. онкологов. Сегодня в стране работают всего 7,5 тыс. таких специалистов.

Объединение отраслей

Одна из основных причин поздней диагностики злокачественных образований — это, например, частое расхождение клинического и морфологического диагнозов. По данным занимающейся верификацией (перепроверкой гистологических диагнозов) медико-технологической компании Unim, около 40% диагнозов содержат ошибки как при определении нозологии, так и при установлении злокачественности в целом. В некоторых видах нозологий этот процент выше. Например, некорректно диагностируются порядка 50% лимфом, а в случае опухолей центральной нервной системы этот показатель достигает примерно 80%.

По данным Минздрава РФ, сегодня на ранних стадиях выявляется 56,8% злокачественных новообразований. Цель системы — довести раннюю выявляемость рака до 63%.

Онкология — проблема межотраслевая, говорит Андрей Каприн. Одна из задач — создание цифровой системы, которая сможет соединить отдаленные онкодиспансеры и первичные онкокабинеты с крупными научными учреждениями и референсными центрами. Создание отвечающих экспертным функциям референсных центров, в частности, должно решить проблему расхождения диагнозов, считает Андрей Каприн.

Воспитание настороженности

Онкология — специальность, которой в определенной мере должны владеть все смежные специалисты: терапевты, гинекологи, стоматологи, считает директор московского НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. «Необходимо выстроить кросс-функциональное взаимодействие с теми отраслями, где могут обнаружить рак на ранних стадиях», — отмечает он. Мотивация медиков и самих граждан повысит эффективность даже тех немногочисленных скрининговых возможностей, которые уже есть в стране.

Отрасль нуждается во внедрении в клиническую практику наиболее эффективных средств ранней диагностики и совершенствовании критериев подбора противоопухолевой терапии, считает руководитель Центра персонализированной онкологии, проректор Сеченовского университета Марина Секачева.

А это требует значительных инвестиций в научное звено онкологии. «Инвестиции в исследования иногда переворачивают представление о том, как нужно выявлять рак на ранней стадии», — говорит Марина Секачева.

Диагностика по крови с применением искусственного интеллекта для самых частых форм рака уже разработана в Сеченовском университете. Жидкостная биопсия, выявляющая опухолевую ДНК в крови пациента, — активно развивающаяся методика.

Уже сегодня тысячи пациентов в России получают целенаправленную противоопухолевую терапию, утверждает Марина Секачева. Но высокие технологии доступны не всем и не везде. В реальной клинической практике российского онколога нет, например, высокоскоростного секвенирования, позволяющего получать огромные объемы информации об опухоли и наследственности человека. «Необходимо ускорять внедрение новых методов, работу регуляторных органов по допуску новых технологий на рынок и повышать информированность врачей и пациентов о самых современных способах диагностики и лечения», — говорит эксперт.

Частник в помощь

Развитие государственно-частного партнерства в отрасли позволит ускорить выполнение поставленных показателей, говорит Давид Мелик-Гусейнов.

Федеральный проект предполагает вовлечение в онкопрограмму хорошо вооруженных — не обязательно профильных и государственных — диагностических центров. Их предполагается, например, привлекать к выполнению госзаказа на лучевую диагностику (МРТ, КТ).

Опыт такого партнерства уже есть: в Курской области частный центр ядерной медицины занимается диагностикой и контролем за лечением онкозаболеваний с 2015 года. Показатели смертности от онкологических заболеваний в области снизились, говорит директор областного фонда ОМС Андрей Курцев, и сотрудничество с бизнесом сыграло в этом не последнюю роль.

Правда, число частных медицинских центров, способных оказывать весь объем специализированной онкопомощи, в России невелико, отмечает заместитель председателя профильной комиссии «Онкология» Минздрава РФ Дмитрий Борисов. По его мнению, частные клиники можно в большей степени задействовать в процессах ранней диагностики онкозаболеваний и правильной маршрутизации пациентов. «Для полноценного взаимодействия предстоит актуализировать нормативно-правовую базу, которая должна обеспечить адекватный обмен информацией между головными государственными учреждениями и частными центрами», — отмечает Дмитрий Борисов.

Частный сектор также может эффективно дополнять усилия государства, участвуя в системе разделения финансовых рисков и софинансировании лечения, говорит Дмитрий Борисов: несколько российских страховых компаний уже запустили программы, способные в ближайшие годы повысить доступность высоких медицинских технологий и современных лекарств для российских пациентов.

Развитие страховых программ в онкологии может упорядочить тарифы ОМС по одному и тому же виду медпомощи, которые сегодня в разных регионах могут различаться в десять раз.

Частные компании готовы взять на себя оказание профессиональной реабилитации онкопациентов после выписки из стационара, включая нутритивную поддержку (подбор и обеспечение специализированным питанием, в котором нуждаются до 63% больных), заявила исполнительный директор компании «Нутриция Эдванс» Юлия Костина. Первый такой опыт уже реализуется компанией с НМИЦ ДГОИ имени Д. Рогачева и клиникой «К+31» в Москве.

По словам Юлии Костиной, в перспективе такой сервис может стать частью комплексной программы реабилитации на дому, а специализированное питание должно финансироваться государством, как это уже происходит в развитых странах.

По словам управляющего директора негосударственного центра лучевой терапии «ОнкоСтоп» Ксении Ловцовой, бизнесмены готовы инвестировать и в дорогостоящее онкологическое лечение, но при условии гарантированной закупки таких медуслуг государством. По-другому вернуть вложенные средства в условиях низкой платежеспособности пациентов практически невозможно.

Пока частные медорганизации не могут оказывать услуги в рамках госгарантий — значительная часть высокотехнологичной медпомощи (ВМП) просто не включена в базовую программу ОМС. Постановление правительства РФ о Программе госгарантий оказания бесплатной медпомощи на период 2018–2020 годов, принятое год назад, позволяет частным медцентрам, включенным с 1 января 2019 года в специальный перечень-реестр Минздрава, оказывать ВМП за счет Федерального фонда ОМС. Но пока неизвестны ни сроки, ни критерии, по которым частные центры будут включаться в этот перечень.