Лечение с учетом старения
Материалы выпуска
Главный вызов для врачей Решения Система для сердца Инновации «Нужны законодательные меры для очищения рынка от теневых косметологов» Экспертиза «Доказательная медицина показывает безопасность продукта» Инструменты «Технологии позволяют повысить качество и доступность медпомощи» Инструменты Лечение с учетом старения Экспертиза «Мечта ученых — создать универсальную вакцину» Экспертиза Кому пропишут VR Инновации
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Лечение с учетом старения
Увеличение продолжительности жизни в России стало одним из достижений XXI века. Однако старение и связанные с ним болезни становятся новым вызовом для здравоохранения.
Фото: Getty Images Russia

По оценкам ООН, в 2017 году число пожилых (962 млн людей старше 60 лет) в два раза превысило показатели 1980 года и к 2050-му в этой возрастной группе будет 2,1 млрд человек, говорится в отчете организации о состоянии народонаселения в мире World Population Ageing 2017. Чуть менее четверти из них — люди старше 85 лет. Прогнозируется, что большинство пожилых людей (79%) придется на развивающиеся регионы.

Сегодня только 9% населения проживают в странах со средней продолжительностью жизни 80 лет и более, а в Австралии, Испании, Швейцарии, Японии, например, она превысила 82 года. Однако продолжительность жизни растет во всех регионах. В период с 2000 по 2015 год средняя продолжительность жизни мирового населения увеличилась с 65 лет у мужчин и 69 лет у женщин до 69 и 73 лет соответственно, согласно докладу ООН «Мировые демографические перспективы: обзор 2017 года».

По данным Росстата, средняя продолжительность жизни россиян с 2000 года выросла на 7,8 года и в 2017-м превысила 72 года. В целом потенциал жизни человека, по словам главы Минздрава РФ Вероники Скворцовой, по самым скромным оценкам, составляет не менее 120 лет.

Впрочем, старение населения, снижение смертности и уменьшение рождаемости сопровождаются сменой ведущих причин заболеваемости и смертности. Согласно отчету ВОЗ «Глобальное здоровье и старение», уже в 2008 году на долю неинфекционных (хронических и дегенеративных) заболеваний (НИЗ) приходилось более 87% заболеваемости в этой возрастной группе, и в ближайшие годы смертность и количество инвалидностей от НИЗ во всем мире будет только расти.

Болезни замедленного старения

Увеличение продолжительности жизни замедляет старение, но не предотвращает его, поэтому растет частота заболеваний, сопутствующих старению, говорит директор Высшей медико-биологической школы Южно-Уральского государственного университета Вадим Цейликман. Речь идет прежде всего об онкологических заболеваниях, при которых происходит большинство сбоев на клеточном уровне. Риск развития рака существенно увеличивается с возрастом, отмечают в ежегодном отчете аналитики Американской раковой ассоциации (American cancer society, ACS): в экономически развитых странах 58% всех новых диагностированных случаев приходится на пациентов в возрасте 65 лет и старше, в развивающихся странах — 40%. К 2030 году количество новых случаев рака, по данным ACS, может вырасти до 27 млн с 18,1 млн в 2018 году.

Еще одна категория старческих недугов связана с нейродегенеративными изменениями, говорит заведующий кафедрой «Медицинская физика» Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Ольга Власова: нейроны головного мозга не обновляются в течение жизни, что приводит к когнитивным нарушениям, в частности потере памяти, различным моторным нарушениям. Яркий пример специфических проблем, связанных со старением, — болезнь Альцгеймера (БА). При этом большинство случаев БА являются спорадическими и только 1–2% —

наследственными. Такие заболевания представляют большую социальную и финансовую проблему: больным требуется постоянный уход.

В развитых странах от БА страдают около 3% граждан в возрасте 65–69 лет, к 85–89 годам их число увеличивается почти до 30%. Всемирный отчет по БА 2015 года британской Alzheimer’s Disease International (ADI) указывает, что количество больных увеличится к 2050 году с 46 млн до 131,5 млн. Ожидается, что глобальные расходы, связанные с БА, в 2018 году составят $1 трлн.

Заболеваемость сахарным диабетом, по данным Международной диабетической ассоциации (International Diabetes Federation; IDF), в период с 2017 по 2045 год среди пожилых вырастет почти в два раза и достигнет 191 млн человек. Доля смертности от сердечно-сосудистых болезней к 2030 году, по данным ВОЗ, вырастет до 32,7% и превысит 22 млн случаев; в 2016-м от заболеваний сердечно-сосудистой системы умерли 17,9 млн (31% всех случаев смерти в мире).

Двойной удар

Более половины людей старшего возраста сталкиваются с коморбидностью — наличием двух и более хронических заболеваний. И прогнозируется увеличение их числа. В России коморбидность создает дополнительные трудности для врачей, отмечает член правления Российского общества кардиологов, эксперт Лиги здоровья нации профессор Мехман Мамедов: современная клиническая медицина развивается по пути специализации, и специалисты зачастую не готовы к учету сочетанной патологии. Не принимает в расчет эти особенности пожилых и система обязательного медицинского страхования (ОМС), говорит он: «Вопрос о том, что система ОМС не должна игнорировать проблему коморбидности, необходимо поднимать на уровне организаторов здравоохранения».

По сравнению с 1990-ми количество лет, прожитых с инвалидностью в связи с НИЗ, увеличилось на 55,4%, из-за инфекций — на 7,6%, в связи с травмами — на 0,3%, говорится в опубликованном журналом Lancet в 2015 году обзоре. Однако темпы роста качества жизни, судя по всему, не успевают за увеличением продолжительности жизни. Здоровье в старости напрямую зависит от социальных и экономических факторов, отмечают авторы стратегического обзора неравенства в области здравоохранения британского UCL Institute of Health Equity. По их данным, разница в количестве лет, прожитых без инвалидности, между бедными и богатыми стариками достигает 13 лет.

Фактор ЗОЖ

Минимизировать нарушения и болезни, вызванные старением, — это возможно, говорит Мехман Мамедов. Генетические факторы оказывают существенное влияние на продолжительность жизни и характер старения людей, уточняет он, но их можно компенсировать активным подходом к своему здоровью: «И сердечно-сосудистые заболевания, и эндокринную патологию, и онкологию провоцируют одни и те же факторы риска».

Гигиена, отказ от курения и злоупотребления алкоголем, оптимальное питание и физическая активность, культурная и интеллектуальная активность для сохранения высокого уровня когнитивных функций, а также периодические медицинские и лабораторные обследования — все это влияет на корректируемые факторы риска хронических болезней. «Пока ничего лучше, чем изменение образа жизни, не придумано», — отмечает директор Института персонализированной медицины Сеченовского университета Филипп Копылов.

По его словам, в последнее время подходы и к медикаментозной профилактике серьезно пересматриваются: аспирин, например, помогает только пациентам либо с очень высоким риском заболевания, либо тем, кто его уже перенес, и в качестве первичной профилактики не работает. То же самое касается и статинов для снижения холестерина, витамина D в качестве профилактики рака. Единственный препарат, подтвердивший свою репутацию, — рыбий жир (Omega-3), который существенно продлевает жизнь пациентов с ССЗ, говорит Филипп Копылов.

Надежды на здоровый образ жизни возлагают и в Минздраве. Последние майские указы президента РФ ставят перед ведомством задачу довести продолжительность жизни россиян до 78 лет к 2024 году и до 80 лет — к 2030-му. По словам Вероники Скворцовой, в 60% успеха можно будет добиться благодаря формированию у населения приверженности к здоровому образу жизни. Второй по важности мерой глава Минздрава назвала персональные скрининги здоровья — диспансеризацию и профилактические осмотры, которые будут развиваться в том числе в сторону персонифицированных генетических технологий.